STUDENTUHELP.RU

                                                  КОНТРОЛЬНЫЕ, КУРСОВЫЕ, РЕФЕРАТЫ. ГОТОВЫЕ И ПОД ЗАКАЗ.


                         

  На главную

дисциплины
приобрести работу
заказать работу
дипломы
полезные ссылки
cтатьи
Популярное
Шпаргалки
конспект лекций

 

Понятие и особенности международного права.

1. При всем разнообразии существующих в отечественной и зарубежной литературе определений международного права можно выделить общее: большинство авторов рассматривают международное право как особую правовую систему, состоящую из принципов и норм, регулирующих отношения между его субъектами.

Существующие определения отмечают те или иные черты юридической природы международного права, но не раскрывают его сущности.

В современной отечественной литературе по международному праву вопрос о его сущности в недавнем прошлом, как правило, сводился к вопросу о его классовом характере. Следует взглянуть на международное право шире, попытаться увидеть созидательную роль этой сферы общественного сознания. Необходимо постоянно помнить, что международное право — не только совокупность принципов и норм, поскольку сама эта совокупность является нормативным отражением международной формы правосознания, возникшей не менее пяти тысяч лет назад как результат осознания людьми своего интереса.

В международно-правовых нормах находит отражение сложный процесс взаимодействия государств, постоянного преобразования общественных отношений. Складывающееся на их основе правосознание находит отражение в международном праве, которое соответствует не субъективной воле народов, а объективным факторам общественного развития.

Если волю считать ключом к пониманию права, то легко перейти к его волюнтаристскому пониманию. Ошибочно мнение, что всего можно достичь, заключив нужный договор. Объективные условия, а не позиция того или иного государства, определяют в конечном итоге содержание той или иной нормы права.

Появление права чаще всего связывают с разделением общества на классы и возникновением государств даже те авторы, которые признают, что развитие международного права связано с закономерностями исторического развития. Кто, однако, доказал, что право появилось в результате разделения общества на классы и возникновения государств, а не в ходе этого огромного по времени исторического процесса?

Как всякая форма общественного сознания, международное право существует объективно и лишь постольку отражает борьбу (в том числе классовую), поскольку является сферой столкновения мировоззрений различных людей, групп, классов и т. д.

Дело не в признании или непризнании классового характера международного права, а в отказе от попыток рассматривать его лишь как полезный инструмент, но не как объективно существующую международную форму нашего правосознания. Не усмотрения юристов, научных учреждений или даже государств, а действительные общественные потребности, сам объективный процесс мирового развития во всех его многообразных проявлениях являются причиной существования и развития международного права как объективной реальности.

Окончание второго тысячелетия современной эры в истории человечества совпадает с началом нового этапа развития международного права. Рассуждения о пользе международного права или сомнения в его необходимости сменяются всеобщим признанием этой правовой системы в качестве объективной реальности, которая существует и развивается независимо от субъективной воли людей.

Генеральная Ассамблея ООН приняла в 1989 году резолюцию 44/23 “Десятилетие международного права Организации Объединенных Наций”. В ней отмечается вклад ООН в содействие “более широкому принятию и уважению принципов международного права” и в поощрение “прогрессивного развития международного права и его кодификации”. Признается, что на данном этапе необходимо укреплять главенство права в международных отношениях, для чего требуется содействовать его преподаванию, изучению, распространению и более широкому признанию. Период 1990—1999 годов провозглашен ООН Десятилетием международного права, в течение которого должно произойти дальнейшее повышение роли международно-правового регулирования в международных отношениях.

Закономерности развития международного права в принципе соответствуют закономерностям международных отношений. Формируясь под влиянием международных отношений, международное право само оказывает на них активное воздействие.

На международные отношения влияют разнообразные объективные и субъективные факторы: уровень экономического развития государств, общественная мораль и нравственность, национальные интересы, экология, появление глобальных проблем, научно-технический прогресс и т. д. Международное право также относится к числу этих факторов. При этом роль международного права постоянно возрастает, и по необходимости оно выдвигается на первое место. Сегодняшнему уровню цивилизации и правосознания более всего соответствует тезис о примате международного права среди всех многочисленных факторов, влияющих на международные отношения.

Международное право выполняет в международных отношениях координирующую функцию. С помощью его норм государства устанавливают общеприемлемые стандарты поведения в различных областях взаимоотношений.

Регулирующая функция международного права проявляется в принятии государствами твердо установленных правил, без которых невозможны их совместное существование и общение.

Международное право содержит нормы, которые побуждают государства следовать определенным правилам поведения, в чем проявляется его обеспечительная функция.

Наконец, в международном праве сложились механизмы, защищающие законные права и интересы государств и позволяющие говорить об охранительной функции международного права.

Особенность международного права состоит в том, что в международных отношениях не существует надгосударственных механизмов принуждения. В случае необходимости государства сами коллективно обеспечивают поддержание международного правопорядка. (Колосов)

2. Международное право – это система юридических принципов и норм договорного и обычного характера, возникающих в результате соглашений между государствами и иными субъектами международного общения и регулирующих отношения между ними в целях мирного сосуществования.

Международное право является отдельной обособленной правовой системой со своими отраслями и институтами. Оно не является отраслью внутригосударственного права и не входит в его правовую систему.

Нормы международного права создают права и обязанности только для субъектов международного права. Органы государственной власти непосредственно нормам международного права не подчиняются. Реализация международных обязательств на внутригосударственном уровне осуществляется путем трансформации норм международного права в нормы внутригосударственного права.

Международное право следует отличать от международных отношений и дипломатии. Международные отношения намного шире, чем международное право. Они могут возникать между физическими и юридическими лицами различных государств, не являющихся субъектами международного права. Международные отношения становятся международно-правовыми отношениями в результате соглашений между государствами и иными субъектами международного права, содержащих правовые нормы и регулирующих их поведение. Дипломатией называют совокупность приемов и методов внешней политики государств и иных субъектов международного права с помощью которых реализуются нормы международного права.

 

 

Понятие принципов международного права.

1. Принципы международного права — это руководящие правила поведения субъектов, возникающие как результат общественной практики, юридически закреплённые начала международного права. Они являют собой наиболее общее выражение установившейся практики международных отношений. Принцип международного права — это норма международного права, имеющая обязательный характер для всех субъектов.

От принципов права следует отличать принципы правосознания — субъективные представления людей, общественных движений, политических партий и т. п. о том, как должны регулироваться те или иные общественные отношения. Принцип права — это нормативное отражение объективного порядка вещей, общественной практики, закономерностей общественного развития, а не субъективные представления об этих процессах.

Соблюдение принципов международного права является строго обязательным. Отменить принцип международного права можно, только отменив общественную практику, что не под силу отдельным государствам или группе государств. Поэтому любое государство обязано реагировать на попытки в одностороннем порядке “поправить” общественную практику с помощью нарушения принципов.

Принципы международного права формируются обычным и договорным путем. Они выполняют одновременно две функции: способствуют стабилизации международных отношений, ограничивая их определенными нормативными рамками, и закрепляют все новое, что появляется в практике международных отношений, и таким образом способствуют их развитию.

Характерной особенностью принципов международного права является их универсальность. Это значит, что все субъекты международного права обязаны строго соблюдать принципы, поскольку любое их нарушение будет с неизбежностью затрагивать законные интересы других участников международных отношений. Это значит также, что принципы международного права являются критерием законности всей системы международно-правовых норм. Действие принципов распространяется даже на те области отношений субъектов, которые по каким-либо причинам не урегулированы конкретными нормами. Принципы, таким образом, являются фундаментом международного правопорядка.

Основные принципы международного права зафиксированы в Уставе ООН. Широко признано, что принципы Устава ООН носят характер jus cogens, то есть являются обязательствами высшего порядка, которые не могут быть отменены государствами ни индивидуально, ни по соглашению между собой.

Наиболее авторитетными документами, раскрывающими содержание принципов современного международного права, являются Декларация о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом ООН, принятая Генеральной Ассамблеей ООН 24 октября 1970 г., и Декларация принципов, которыми государства-участники будут руководствоваться во взаимных отношениях, содержащаяся в Заключительном акте Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе от 1 августа 1975 г.

При толковании и применении принципов международного права важно помнить, что все они взаимно связаны и каждый из них должен рассматриваться в контексте всех других принципов. (Колосов)

 

 

Понятие и виды субъектов международного права, их правосубъектность.

1. Понятие субъекта международного права. Субъект международного права — это носитель международных прав и обязанностей, возникающих в соответствии с общими нормами международного права либо предписаниями международно-правовых актов. Это также лицо (в собирательном смысле), поведение которого прямо регулируется международным правом и которое вступает или может вступать в международные публичные (междувластные) правоотношения.

По существу, все указанные характеристики субъекта международного права подчеркивают различные стороны одного и того же явления — международной правосубъектности, которая означает одновременно и подчиняемость непосредственному воздействию международного права, и обладание международными правами и обязанностями, и способность участвовать в международных правоотношениях.

Международная правосубъектность не зависит от количества прав и обязанностей, возникающих у лица, то есть от объема его международной правоспособности. Круг субъектов международного права определяется способностью лиц участвовать в международных отношениях, регулируемых международным правом. Участник только таких отношений может объективно подпадать под прямое воздействие международного права.

Первичные и производные субъекты международного права. Первичных участников межгосударственных отношений и, следовательно, первичных субъектов международного права никто не создает в качестве таковых. Их появление — объективная реальность, результат естественно-исторического процесса. Это прежде всего государства и, в некоторых случаях, народы и нации. Возникнув как социальные организмы, они неизбежно вступают в контакты друг с другом, создавая для себя правила взаимного общения.

Производные субъекты международного права создаются первичными. Объем их международной правоспособности зависит от намерения и желания их создателей. Это могут быть межправительственные организации либо государство-подобные образования типа вольных городов. Создатели наделяют их правом выступать в межгосударственных отношениях от собственного имени. Как правило, правоспособность производных субъектов международного права определяется международными договорами.

Реально производной международной правосубъектностью наделяется лишь тот, кто действительно может после своего создания участвовать в межгосударственных отношениях.

Вопрос о международной правосубъектности индивидов. В доктрине существуют различные мнения о том, может ли индивид быть субъектом международного права. (Сделать ссылку...)

Транснациональные корпорации. В западной доктрине высказывается мнение о том, что определенные компании, прежде всего транснациональные корпорации (ТНК), в современных условиях приобретают международную правосубъектность. Их экономическая мощь и влияние на мировую политику в ряде случаев превращают их в более весомую силу на международной арене, чем некоторые государства.

Если допустить, что индивиды могут становиться субъектами международного права, то тогда логичным будет вывод о возможности приобретения международной правосубъектности и ТНК. Если же исходить из того, что субъектом международного права может быть только то образование, которое способно участвовать в межгосударственных отношениях, то придется признать, что никакая компания не обладает качествами, присущими государству, и не способна участвовать в таких отношениях. Договоры, заключаемые между государствами и компаниями, являются не межгосударственными соглашениями, а гражданскими сделками и относятся к сфере гражданского (международного частного) права. (Колосов)

2. Понятие и виды субъектов международного права. Правоспособность и дееспособность субъектов международного права. Правосубъектность наций и народностей, борющихся за свою независимость.

Субъект международного права – это носитель определенных международных прав и обязанностей, разработанных, принятых и признаваемых в качестве обязательных правил поведения.

Виды субъектов международного права: первичные (государства, нации и народности, борющиеся за свое национальное освобождение); вторичные (международные межправительственные организации, специфические государство-подобные образования).

Основным признаком субъекта международного права является его международная правосубъектность (правоспособность и дееспособность), которая означает: (а) право выступать на международной арене от своего имени; (б) право вступать в отношения с субъектами международного права; (в) право участвовать в создании норм международного права.

 

 

Особые случаи международного права (микрогосударства, Ватикан).

1. Субъектами международного права с ограниченной дееспособностью являются: (а) колонии, протектораты, подмандатные территории; (б) государство-подобные субъекты.

Например, на территории Чехии и Словакии протекторат Богемии и Моравии, княжество Андорра под протекторатом Испании, княжество Монако (население монегаски) под протекторатом Франции, республика Сан-Марино является субъектом международного права.

Протекторат – это взаимоотношение между двумя государствами, одно из которых находится под властью протектора и такое отношение имеет чисто феодальную природу. Субъектом международного права является государство-протектор, а протектируемое государство не выступает субъектом международного права.

2. Определенную специфику имеет вопрос о международной правосубъектности Ватикана и Мальтийского ордена.

Внешне Ватикан (Святейший престол) обладает почти всеми атрибутами государства — небольшой территорией, органами власти и управления. О населении Ватикана, однако, можно говорить только условно: это соответствующие должностные лица, занимающиеся делами католической церкви. Вместе с тем Ватикан — не государство в социальном смысле, как механизм управления определенным обществом, им порожденный и его представляющий. Скорее он может рассматриваться как административный центр католической церкви. Особенность его статуса заключается, помимо всего прочего, в том, что он имеет дипломатические отношения с рядом государств, которые официально признают его субъектом международного права. Такое признание практически означает констатацию политической роли католической церкви.

Мальтийский орден в 1889 году был признан суверенным образованием. Местопребывание ордена — Рим. Его официальная цель — благотворительность. Он имеет дипломатические отношения со многими государствами. Ни своей территории, ни населения у ордена нет. Его суверенитет и международная правосубъектность — правовая фикция. (Колосов)

 

 

Понятие нормы международного права.

1. В переводе с латинского языка норма означает правило, руководящее начало, образец.

Под нормой международного права понимается правило поведения, которое признается государствами и другими субъектами международного права в качестве юридически обязательного.

Нормы международного права следует отличать от так называемых обыкновений, или норм международной вежливости (международной морали), которые субъекты международного права соблюдают во взаимных отношениях. Однако если международно-правовые нормы — это юридически обязательные правила поведения, то обыкновения, или нормы международной вежливости, лишены качества юридически обязательных. Нарушение норм международного права дает основание для международно-правовой ответственности, а нарушение обыкновения такой ответственности не влечет. К нормам международной вежливости относится, например, большинство правил дипломатического этикета.

Содержание норм международного права составляют права и обязанности, которыми наделяются государства и другие субъекты международного права. Вступая в отношения между собой, субъекты международного права реализуют свои права и соблюдают обязанности, устанавливаемые международно-правовыми нормами.

Исходя из содержания международно-правовой нормы, субъект международного права может судить как о своем возможном и должном поведении, так и о возможном и должном поведении других субъектов международного права. Тем самым международно-правовая норма упорядочивает поведение участников международных отношений, то есть выполняет регулирующую роль во взаимоотношениях субъектов международного права.

Урегулированные Международно-правовыми нормами международные отношения приобретают характер международно-правовых. Вступая в те или иные международно-правовые отношения, субъекты международного права тем самым реализуют свои права и обязанности.

Ряд норм международного права называют принципами. Хотя это те же международно-правовые нормы, но одни из них издавна назывались принципами, другие стали называться так в силу своей значимости и роли в международно-правовом регулировании. В то же время имеются отдельные принципы, которые носят общий характер по сравнению с другими международно-правовыми нормами и имеют наиважнейшее значение для международного сообщества в деле поддержания международного правопорядка.

Среди принципов выделяются основные принципы международного права, составляющие фундамент международного правопорядка. Нарушение государством какого-либо основного принципа может рассматриваться международным сообществом как посягательство на весь международный правопорядок. К основным относятся принципы суверенного равенства, невмешательства во внутренние дела, запрета применения силы или угрозы силой, соблюдения международных обязательств, мирного разрешения международных споров и др.

Международные отношения характеризуются большим разнообразием, что обусловливает и разнообразие международно-правовых норм. И все же можно выделить группы и комплексы однородных международных отношений, что, в свою очередь, обусловливает существование групп и комплексов однородных международно-правовых норм, которые образуют институты и отрасли международного права.

Под международно-правовым институтом понимается группа правовых норм, которая регулирует однородные международные отношения, тесно связанные между собой общим объектом таких отношений (например, институт международной ответственности за правонарушения).

Правовые нормы и институты объединяются в отрасли международного права. Объектом отрасли является весь комплекс однородных международных отношений, например касающихся заключения международных договоров (право международных договоров), связанных с функционированием международных организаций (право международных организаций), и т. д. Некоторые отрасли (например, международное морское право и дипломатическое право) существуют с давних времен, другие (например, международное атомное право и международное космическое право) возникли сравнительно недавно.

Выделение отраслей международного права обусловлено прежде всего заинтересованностью международного сообщества государств в более эффективном правовом регулировании соответствующего комплекса международных отношений, а также появлением больших групп однородных правовых норм, которые объективно связаны между собой общностью объекта регулирования.

Процесс, способы и формы создания норм международного права отличаются от создания норм внутреннего права.

В международных отношениях нет каких-либо законодательных органов, которые могли бы принимать правовые нормы без участия самих субъектов системы международного права. Международно-правовые нормы создаются самими субъектами международного права.

Единственным способом создания международно-правовых норм является соглашение субъектов международного права. Только субъекты международного права придают тем или иным правилам своего поведения качество юридической обязательности.

Поскольку в международных отношениях нет каких-либо надгосударственных органов принуждения, соблюдение и исполнение международно-правовых норм в основном осуществляется субъектами этой системы права на добровольной основе.

Соглашение субъектов международного права относительно международно-правовых норм может быть явно выраженным или молчаливым. В первом случае они носят наименование договорных норм, а во втором — норм обычного права (обычаев).

В процессе участия в международном общении, постоянно вступая в отношения друг с другом, субъекты международного права не только действуют в соответствии с существующими нормами международного права, но и вносят необходимые уточнения, дополнения и изменения в их содержание, а также создают новые нормы. Таким образом, создание международно-правовых норм — это непрерывный процесс. (Колосов)

 

 

Классификация норм международного права.

1. По действию в отношении круга участников международно-правовых отношений нормы подразделяются на универсальные и партикулярные (действующие среди ограниченного числа участников). Последние именуются также локальными или региональными нормами, хотя они могут регулировать отношения двух или нескольких государств, не только расположенных по соседству либо в одном регионе, но и находящихся в различных частях мира.

Универсальные нормы регулируют отношения всех субъектов международного права и составляют общее международное право.

По способу (методу) правового регулирования международно-правовые нормы подразделяются на диспозитивные и императивные.

Диспозитивной является такая норма, в рамках которой субъекты международного права могут сами определять свое поведение, взаимные права и обязательства в конкретных правоотношениях в зависимости от обстоятельств.

К императивным относятся нормы, которые устанавливают четкие, конкретные пределы определенного поведения. Субъекты международного права не могут по своему усмотрению изменять объем и содержание прав и обязанностей, предусмотренных императивными нормами.

Международная практика XX столетия характеризуется тем, что среди императивных норм стали выделяться нормы jus cogens. В соответствии со ст. 58 Венской конвенции о праве международных договоров 1969 года под нормой jus cogens (императивной нормой общего международного права) понимается норма общего международного права, принимаемая и признаваемая международным сообществом государств в целом как норма, отклонение от которой недопустимо; она может быть изменена только последующей нормой общего международного права такого же характера. Отличие норм jus cogens от других норм императивного характера заключается в том, что любое отклонение от норм jus cogens делает действия государств ничтожными. Нормы jus cogens должны соблюдаться и быть применимыми к любой сфере международных отношений. Нормами jus cogens являются нормы общего международного права, его основные принципы.

Сложилось общее понимание, что нормами jus cogens являются принципы Устава ООН, содержание которых отражено в Декларации о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом ООН, от 24 октября 1970 г. Следует, однако, отметить, что нет какого-либо международно-правового акта, который перечислял бы императивные нормы, имеющие характер jus cogens.

Выделение норм jus cogens было вызвано признанием государствами наличия ряда международно-правовых норм, которые составляют основу международного правопорядка. Отклонение от таких норм рассматривается как посягательство на общее международное право.

Наличие императивных норм ставит в повестку дня вопрос об иерархии международно-правовых норм. Нормы jus cogens имеют наивысшую юридическую силу, и все остальные нормы должны им соответствовать. Выступая на международной арене, государства безусловно должны сообразовывать свое поведение прежде всего с нормами jus cogens.

Имеется также определенная иерархия между универсальными и партикулярными нормами, касающимися одних и тех же вопросов. Партикулярные нормы должны соответствовать универсальным.

В силу ст. 103 Устава ООН обязательства государств-членов по Уставу имеют преимущественную силу перед обязательствами, принятыми ими по какому-нибудь договору. (Колосов)

 

 

Понятие источников международного права.

1. Термин “источники права” употребляется в двух значениях — материальном и формальном. Под материальными источниками понимаются материальные условия жизни общества. Формальные источники права — это те формы, в которых находят свое выражение нормы права. Только формальные источники права являются юридической категорией и составляют предмет изучения юридических наук, в том числе международного права. Под источниками международного права можно также понимать и результаты процесса нормообразования.

Статья 38 Статута Международного Суда ООН содержит перечень источников международного права, на основании которых Суд должен решать переданные на его рассмотрение споры. К ним относятся: (a) международные конвенции, как общие, так и специальные, устанавливающие правила, определенно признанные спорящими государствами; (b) международный обычай как доказательство всеобщей практики, признанной в качестве правовой нормы; (c) общие принципы права, признанные цивилизованными нациями; (d) судебные решения и доктрины наиболее квалифицированных специалистов по публичному праву различных наций в качестве вспомогательного средства для определения правовых норм.

Под общими международными конвенциями понимаются договоры, в которых участвуют или могут участвовать все государства и которые содержат такие нормы, которые обязательны для всего международного сообщества, то есть нормы общего международного права. К специальным относятся договоры с ограниченным числом участников, для которых обязательны положения этих договоров.

Международным обычаем, составляющим норму международного права, может стать такое правило поведения субъектов международного права, которое образовалось в результате повторяющихся однородных действий и признается в качестве правовой нормы.

Повторение действий предполагает продолжительность их совершения. Но международное право не устанавливает, какой период необходим для формирования обычая. При современных средствах транспорта и связи государства могут быстро узнавать о действиях друг друга и, соответственно на них реагируя, выбирают тот или иной образ поведения. Это привело к тому, что фактор времени уже не играет, как прежде, важную роль в процессе рождения обычая.

Решения международных организаций, выражающие согласованные позиции государств, могут явиться отправным моментом для образования обычая.

С возникновением правила поведения процесс образования обычая не завершается. Только признание государствами в качестве правовой нормы превращает то или иное правило поведения государств в обычай.

Обычные нормы имеют такую же юридическую силу, что и договорные нормы.

Квалификация правила поведения в качестве обычая является сложным вопросом. В отличие от договорных норм, обычай не оформляется каким-либо единым актом в письменном виде. Поэтому для установления существования обычая используются вспомогательные средства: судебные решения и доктрины, решения международных организаций и односторонние акты и действия государств.

К судебным решениям, которые являются вспомогательным средством, относятся решения Международного Суда ООН, других международных судебных и арбитражных органов. Передавая спор в Международный Суд ООН или другие международные судебные органы, государства нередко просят их установить наличие обычной нормы, обязательной для спорящих сторон.

Международный Суд ООН в своей практике не ограничивался констатацией существования обычаев, но давал им более или менее четкие формулировки. В качестве примера можно назвать решение Международного Суда ООН по англо-норвежскому спору о рыболовстве 1951 года, содержащее, в частности, определение обычной нормы, в соответствии с которой прибрежные государства могли в качестве исходной линии для отсчета ширины территориальных вод применять и прямые линии.

В некоторых случаях судебные решения могут положить начало формированию обычной нормы международного права.

В прошлом труды выдающихся ученых в области международного права часто рассматривались в качестве источников международного права. В настоящее время также нельзя исключать значение доктрины международного права, которая в некоторых случаях способствует уяснению отдельных международно-правовых положений, а также международно-правовых позиций государств. В частности, спорящие стороны в своих документах, представляемых в международные судебные органы, используют иногда мнения специалистов по различным вопросам международного права.

Вспомогательным средством для определения существования обычая являются односторонние действия и акты государств. Они могут выступать как доказательство признания того или иного правила поведения в качестве обычая. К таким односторонним действиям и актам относятся внутренние законодательные и другие нормативные акты. Международные судебные органы для подтверждения существования обычной нормы нередко прибегают к ссылкам на национальное законодательство.

Официальные заявления глав государств и правительств, других представителей, в том числе в международных органах, а также делегаций на международных конференциях также могут служить подобным доказательством.

Вспомогательным средством для определения обычая могут считаться совместные заявления государств (например, коммюнике по итогам переговоров).

Несмотря на интенсивный процесс кодификации международного права, значение обычая в международной жизни сохраняется. Одни и те же международные отношения могут регулироваться для одних государств договорными нормами, а для других — обычными. (Колосов)

 

 

Понятие и кодификация международного морского права.

1. Издавна пространства морей и океанов служат человечеству в качестве поприща разнообразной деятельности (мореплавания, добычи живых и неживых ресурсов моря, научных исследований и др.). В процессе этой деятельности государства и международные организации вступают в отношения друг с другом, которые регулируются юридическими нормами, взаимосвязанными и составляющими в целом область международно-правового регулирования, называемую международным морским правом.

Ввиду своеобразия морской деятельности подавляющее большинство норм международного морского права не встречается в других областях международно-правового регулирования. Таковы свобода судоходства в открытом море, право мирного прохода морских судов через территориальные воды иностранных государств, право беспрепятственного транзитного прохода судов и пролета летательных аппаратов через проливы, используемые для международного судоходства, и др.

Некоторые из норм международного морского права рассматриваются в качестве его принципов ввиду их большого значения для регулирования морской деятельности. Укажем, в частности, на принцип свободы судоходства для всех судов всех государств в открытом море. Этот принцип оказывает определенное воздействие на содержание правового режима территориальных вод, исключительных экономических зон, международных проливов и некоторых других морских пространств. Целесообразно отметить также установленное Конвенцией ООН по морскому праву 1982 года принципиальное положение о том, что все морские районы и зоны за пределами территориальных вод резервируются конвенцией для использования в мирных целях.

Международное морское право является органической частью общего международного права: оно руководствуется предписаниями последнего о субъектах, источниках, принципах, праве международных договоров, ответственности и др., а также взаимосвязано и взаимодействует с другими его отраслями (международное воздушное право, космическое право и т. д.). Разумеется, субъекты международного права при осуществлении своей деятельности в Мировом океане, затрагивающей права и обязанности других субъектов международного права, должны действовать не только в соответствии с нормами и принципами международного морского права, но также с нормами и принципами международного права в целом, включая Устав Организации Объединенных Наций, в интересах поддержания международного мира и безопасности, развития международного сотрудничества и взаимопонимания.

Международное морское право является одной из наиболее древних частей международного права, уходящей своими корнями в эпоху античного мира. Но его кодификация впервые была осуществлена лишь в 1958 году в Женеве I Конференцией ООН по морскому праву, которая одобрила четыре конвенции: о территориальном море и прилежащей зоне; об открытом море; о континентальном шельфе; о рыболовстве и охране живых ресурсов моря. Эти конвенции и в настоящее время имеют силу для участвующих в них государств. Положения этих конвенций в той степени, в которой они декларируют общепризнанные нормы международного права, в частности международные обычаи, должны уважаться и другими государствами. Но при этом надо иметь в виду, что вскоре после принятия Женевских конвенций по морскому праву 1958 года новые факторы исторического развития, в частности появление в начале 60-х годов большого числа независимых развивающихся государств, потребовавших создания нового морского права, отвечающего интересам этих государств, равно как возникновение в результате научно-технической революции новых возможностей освоения Мирового океана и его ресурсов, привели к глубоким изменениям международного морского права. Эти изменения и нашли отражение в Конвенции ООН по морскому праву 1982 года; которую подписали 157 государств, а также ЕЭС и от имени Намибии Совет ООН по Намибии. Эта конвенция набрала 60 ратификаций, необходимых для ее вступления в силу, и с 16 ноября 1994 г. станет обязательной для ее участников. Многие другие государства соблюдают ее на практике. Помимо указанных выше конвенций международное морское право включает значительное число других международных соглашений и международных обычаев. (Колосов)

Международное морское право – это отрасль международного права, содержащая принципы и нормы, определяющие правовой статус морских пространств и регулирующие отношения между субъектами международного права по использованию Мирового океана, его дна и недр в различных целях.

В средние века и новое время попытки кодификации международного морского права не предпринимались из-за слабого развития морского судоходства. Крупные морские государства не желали кодифицировать международное морское право. Установление режима морских пространств осуществлялось посредством обычных норм международного права.

В новейшее время в результате принятия на 1-ой Женевской конференции ООН по морскому праву 1958 года конвенций по морскому праву – об открытом море, о территориальном море и прилежащей зоне, о континентальном шельфе, о рыболовстве и охране живых ресурсов открытого моря – был кодифицирован ряд общепризнанных принципов и норм международного морского права. Такими принципами являются свобода открытого моря, свобода судоходства, рыболовства, прокладки кабелей и трубопроводов, полетов над открытым морем, мирного прохода судов через иностранные территориальные воды, реальная связь между судном и государством флага, а также обязанности государств принимать меры против загрязнения моря нефтью и радиоактивными отходами, о режиме и видах прилежащей зоны, о режиме континентального шельфа. Недостатком этих конвенций является то, что в них не определена ширина территориального моря и границы континентального шельфа.

Поэтому в 1960 году состоялась 2-ая Женевская конференция ООН по морскому праву, рассматривавшая вопросы о ширине территориального моря и об урегулировании промысла рыбы в открытом море. Однако решения приняты не были, так как государства, имевшие ранее ширину территориального моря 3 мили отказывались расширять ее до 12 миль. Позже возникли инциденты о нарушении территориальных вод государствами Африки и Латинской Америки, так как они стремясь захватить морские запасы устанавливали ширину территориального моря 15-20 миль.

В конце 60-х – начале 70-х гг. возникла необходимость уточнения правового статуса морского дна и его недр за пределами шельфа, выработки режима освоения минеральных ресурсов этого района, установление более точной внешней границы шельфа и единого предела ширины территориальных вод, разработки норм для защиты морской среды и регулирования научных исследований Мирового океана.

В 1970 году была созвана 3-я Конференция ООН по морскому праву (с 1973 года состоялось 12 рабочих сессий). В 1982 году была подготовлена новая Конвенция ООН по морскому праву, но из-за того, что США и ФРГ блокировали ее принятие она вступила в действие только в 1994 году. В целом Конвенция сохраняет все основные принципы действующего международного морского права с включением в нее ряда новых положений.

В соответствии с Конвенцией 1982 года предусмотрено создание двух международных органов: международного органа по морскому праву и международного трибунала по морскому праву. На основании этой Конвенции государства-участники имплементировав нормы конвенции в национальное законодательство должны принять новые внутренние правовые акты: положение об охране государственной границы, кодекс торгового мореплавания, таможенный кодекс, воздушный кодекс, законы и правила по исполнению и охране континентального шельфа.

 

 

Классификация морских пространств.

1.Пространства морей и океанов на нашей планете с международно-правовой точки зрения подразделяются на: 1) пространства, находящиеся под суверенитетом различных государств и составляющие территорию каждого из них; 2) пространства, на которые не распространяется суверенитет ни одного из них.

Принадлежность части Мирового океана к одному из указанных видов морских пространств определяет, таким образом, правовое положение, или правовой статус, этой части моря. Правовой же статус какого-либо морского пространства оказывает большое воздействие на порядок установления и содержания правового режима, регулирующего деятельность в данном пространстве. При этом, естественно, учитываются и иные обстоятельства, в частности значение соответствующего морского пространства для коммуникаций и различных видов сотрудничества между государствами.

В состав территории страны, имеющей морское побережье, входят части моря, расположенные вдоль его берегов и именуемые внутренними морскими водами и территориальным морем (или территориальными водами — оба термина равнозначны). В состав территории государств, состоящих полностью из одного и более архипелагов, входят архипелажные воды, расположенные между островами внутри архипелага.

Внутренние морские воды, территориальное море и архипелажные воды — лишь небольшая часть Мирового океана. Огромные пространства морей и океанов за их пределами не входят в состав территории и не подчинены суверенитету ни одного из государств, то есть имеютиной правовой статус. Однако классификация морских пространств только на основании их правового статуса не носит исчерпывающего характера. Как показывает практика, два, а иногда и более, морских пространства, имеющих одинаковый правовой статус, тем не менее имеют различные правовые режимы, которые регулируют в каждом из них соответствующую деятельность. Правовой режим внутренних морских вод в некоторых важных аспектах отличается от правового режима территориального моря, а правовой режим архипелажных вод не совпадает с правовым режимом ни внутренних вод, ни территориального моря, хотя все эти три части морских вод считаются соответственно водами прибрежного государства, то есть имеют единообразный правовой статус. Еще более пеструю картину можно наблюдать в рамках морских пространств, не подпадающих под суверенитет ни одного из государств и находящихся за пределами территориальных вод. Они состоят из районов, отличающихся друг от друга специфическим правовым режимом (прилежащая зона, исключительная экономическая зона, континентальный шельф и т. д.).

Указанные обстоятельства учитываются при классификации морских пространств.

Отдельный вид морских пространств составляют проливы, используемые для международного судоходства. В их пределах находятся воды, имеющие не только различные правовые режимы, но и различный правовой статус. Поэтому сами эти проливы делятся на ряд категорий.

Своеобразна ситуация с некоторыми важнейшими морскими каналами. Они, будучи искусственными сооружениями прибрежного государства и его внутренними водами, ввиду большого значения для международного судоходства подчинены специфическому международно-правовому режиму.

Таким образом, правовая классификация морских пространств должна осуществляться с учетом правового статуса и особенностей правового режима конкретного морского пространства. Этот подход соответствует исторически сложившейся традиции и в своей основе опирается также на Конвенцию по морскому праву 1982 года. (Колосов)

 

 

 

Правовой режим внутренних вод.

1. Понятие внутренних морских вод. В состав территории каждого государства, имеющего морское побережье, входят внутренние морские воды. Международные соглашения и национальные законы различных государств относят к ним воды, находящиеся между берегом государства и прямыми исходными линиями, принятыми для отсчета ширины территориального моря.

Внутренними морскими водами прибрежного государства считаются также: 1) акватории портов, ограниченные линией, проходящей через наиболее удаленные в сторону моря точки гидротехнических и других сооружений портов; 2) море, полностью окруженное сушей одного и того же государства, а также море, все побережье которого и оба берега естественного входа в него принадлежат одному и тому же государству (например, Белое море); 3) морские бухты, губы, лиманы и заливы, берега которых принадлежат одному и тому же государству и ширина входа в которые не превышает 24 морских миль.

В том случае, когда ширина входа в залив (бухту, губу, лиман) больше 24 морских миль, для отсчета внутренних морских вод внутри залива (бухты, губы, лимана) проводится от берега к берегу прямая исходная линия в 24 морские мили таким образом, чтобы этой линией было ограничено возможно большее водное пространство.

Указанные выше правила отсчета внутренних вод в заливах (бухтах, губах и лиманах) не применяются к "историческим заливам", которые, независимо от ширины входа в них, считаются внутренними водами прибрежного государства в силу исторической традиции К таким "историческим заливам" относится, в частности, на Дальнем Востоке залив Петра Великого до линии, соединяющей устье реки Тюмень-Ула с мысом Поворотный (ширина входа 102 морские мили). Статус залива Петра Великого как "исторического залива" был определен Россией в 1901 году в правилах морского рыбного промысла в территориальных водах Приамурского генерал-губернаторства, а также в соглашениях России и СССР с Японией по вопросам рыболовства 1907, 1928 и 1944 годов.

Канада считает своими историческими водами Гудзонов залив (ширина входа около 50 морских миль). Норвегия — Варангер-фьорд (ширина входа 30 морских миль), Тунис — Габесский залив (ширина входа около 50 морских миль).

В нашей доктрине было высказано мнение о том, что сибирские моря типа Карского, Лаптевых, Восточно-Сибирского и Чукотского могут быть отнесены к историческим морским пространствам, поскольку эти ледовые заливы освоены для мореплавания и поддерживаются в судоходном состоянии на протяжении длительного исторического периода усилиями российских моряков и имеют несравнимое значение для экономики, обороны и защиты природной среды российского побережья. Судоходство по Северному морскому пути, который пролегает по указанным выше сибирским морям и обустроен большими усилиями нашей страны и наших мореплавателей, регулируется как судоходство по национальному морскому пути на недискриминационной основе. Постановлением Совета Министров СССР от 1 июля 1990 г. Северный морской путь открыт для судов всех флагов при соблюдении некоторых правил, в частности касающихся обязательной ледокольно-лоцманской проводки судов ввиду сложной навигационной обстановки и в целях обеспечения безопасности мореплавания в некоторых арктических районах, расположенных в пределах трассы Севморпути.

Правовой режим внутренних морских вод устанавливается прибрежным государством по его усмотрению. В частности, судоходство и рыболовство во внутренних морских водах, а также научная и изыскательская деятельность регулируются исключительно законами и правилами прибрежного государства. В этих водах иностранцам обычно запрещено заниматься любыми промыслами и исследовательской деятельностью без специального разрешения. Как правило, любые иностранные суда могут заходить во внутренние воды другого государства с разрешения последнего. Исключением являются случаи вынужденного захода судов ввиду стихийного бедствия, а также воды открытых портов.

Правовой режим морских портов. Акватории морских портов являются частью внутренних морских вод. Поэтому прибрежное государство вправе само определять порядок доступа в свои порты судов других стран, а также порядок их пребывания там. Оно вправе как суверен решать вопрос о том, открывать или нет те или иные свои порты для захода иностранных судов. Этот международный обычай был подтвержден Конвенцией о режиме морских портов, заключенной в Женеве в 1923 году. Ее участниками являются около 40 прибрежных государств.

Тем не менее в интересах развития международных отношений прибрежные государства открывают многие из своих торговых портов для свободного захода иностранных судов без их дискриминации.

Согласно Международной конвенции по охране человеческой жизни на море 1974 года, для захода в морские порты иностранных ядерных судов требуется предоставление соответствующему прибрежному государству заблаговременной информации о том, что такой заход не будет угрожать ядерной безопасности.

Для захода в морские порты иностранных военных кораблей необходимо приглашение прибрежного государства или получение предварительного разрешения, а в некоторых странах требуется уведомить прибрежное государство.

Все суда во время пребывания в иностранных портах обязаны соблюдать законы и правила, а также распоряжения властей прибрежного государства, в том числе по вопросам пограничного, таможенного, санитарного режимов, взыскания портовых сборов и т. д. Обычно государства заключают между собой договоры о торговле и мореплавании, которые определяют порядок захода и правовой режим пребывания в портах торговых судов договаривающихся государств. При обслуживании иностранных судов и оказании им услуг в портах применяется один из двух принципов: национального режима (предоставление режима, которым пользуются отечественные суда) либо наибольшего благоприятствования (предоставление условий не худших, чем те, которыми пользуются суда какого-либо наиболее благоприятствуемого третьего государства).

Разрешение уголовных дел, касающихся моряков и других лиц, находящихся на борту иностранных судов при пребывании их в портах, и гражданских дел, связанных с самими указанными судами, их экипажами и пассажирами, относится к компетенции судебных учреждений прибрежного государства. Обычно власти прибрежного государства воздерживаются от осуществления уголовной юрисдикции в отношении моряков иностранных торговых судов в тех случаях, когда это не вызывается интересами прибрежного государства, то есть когда правонарушения, совершенные на борту иностранного торгового судна, не носят тяжкого характера, не затрагивают интересов граждан прибрежного государства, не нарушают общественного спокойствия или общественного порядка в нем или его безопасности, не затрагивают интересов лиц, не принадлежащих к составу экипажа данного судна.

Согласно международному обычаю и практике государств, во внутренних водах на иностранных судах внутренний распорядок (в частности, отношения между капитаном и экипажем судна) регулируется законами и правилами страны, флаг которой несет судно.

В 1965 году была заключена Конвенция по облегчению международного судоходства, которая содержит рекомендованные стандарты и практику для упрощения и уменьшения формальностей и документов, касающихся захода судов в иностранные порты, пребывания в них и выхода из них.

Военные корабли, законно находящиеся в иностранном порту, пользуются иммунитетом от юрисдикции прибрежного государства. Но они обязаны соблюдать законы и правила прибрежного государства, а также соответствующие нормы международного права (запрещение угрозы силой или ее применения, невмешательство и др.).

Государственные морские невоенные суда, в том числе и торговые, на основе исторически сложившегося давнего обычая также пользовались иммунитетом от иностранной юрисдикции на море. Однако Женевские конвенции 1958 года о территориальном море и прилежащей зоне, а также об открытом море, равно как и Конвенция ООН по морскому праву 1982 года, в отличие от указанного обычая, признают иммунитет лишь за государственными судами, эксплуатируемыми в некоммерческих целях.

Законодательство ряда государств, в частности США, также включает существенные ограничения иммунитета иностранных государственных торговых судов. В то же время в ряде заключенных СССР двусторонних договоров по вопросам торгового судоходства (с Ганой, Анголой и некоторыми другими странами) имелись положения о признании иммунитета за всеми государственными судами. (Колосов)

 


К внутренним морским водам относятся:

а) внутренние моря – это моря, омывающие берега одного государства или двух государств, а также моря-заливы (например, Карское, Лаптевых, Восточно-Сибирское);

б) воды заливов, бухт, губ и лиманов, а также морей и проливов, исторически принадлежащих данному государству. Исторические заливы имеют США, Франция, Англия, Канада и другие. Например, исторический залив Петра Великого в России.

Заливы бывают разными в зависимости от их ширины, если ширина залива до 24 миль, то он принадлежит прибрежному государству, если большее 24 миль, то залив считается международным, кроме указанных исторических заливов.

в) воды портов до линии, проведенной между наиболее выдающимися в море постоянными портовыми сооружениями, которые являются составной частью системы порта.

Внутренние морские воды являются частью территории государства, на них полностью распространяется его суверенитет, и находятся под юрисдикцией прибрежного государства. Во внутренних морских водах запрещается судоходство, рыболовство и иной морской промысел иностранных судов. Иностранные морские суда могут допускаться во внутренние морские воды при согласии прибрежного государства и на основе специальных международных соглашений, правила пользования внутренними морскими водами иностранными судами устанавливаются в одностороннем порядке прибрежным государством.

Морские порты имеют режим внутренних морских вод. Объявить порт открытым или закрытым для иностранных судов – суверенное право каждого государства. Внутригосударственным законодательством определяется режим портов. Для захода иностранных торговых судов в торговые порты не требуется специального разрешения. Что касается иностранных военных судов, то для них установлен либо разрешительный (например: Россия, Финляндия), либо просто уведомительный порядок.

Военный корабль может заходить во внутренние морские воды иностранного государства без разрешения или уведомления только в двух случаях: 1) если на его борту находится глава государства или глава правительства или же 2) если судно терпит бедствие (например: непогода, поломка).

Торговые суда с атомными энергетическими установками для захода в иностранные воды должны заранее направлять информацию о своей безопасности государству, в воды которого они предполагают зайти (конвенция об охране человеческой жизни на море 1960 года). Иностранное торговое судно и военный кораблю во время пребывания во внутренних водах государства обязаны выполнять правила прибрежного государства.

Местные власти уважают “право флага” и не вмешиваются во внутренний распорядок судна, за исключением тех случаев, когда на борту судна совершается действие, нарушающее законы и правопорядок страны порта. В этом случае вступает в силу юрисдикция страны пребывания судна. Под юрисдикцией порта – находятся все невоенные суда.

К внутренним водным путям относятся:

а) воды национальных внутренних рек (национальный правовой режим);

б) воды пограничных и международных рек (смешанный правовой режим);

в) воды внутренних каналов;

г) воды внутренних и пограничных озер.

 

 

Правовой режим территориальных вод.

1. Под территориальными водами или морем понимается прибрежная морская полоса шириной не более 12 морских миль, находящаяся под суверенитетом (верховенством) прибрежного государства. Ширина территориальных вод отсчитывается от так называемых исходных линий (как правило, это линия наибольшего отлива вдоль берега, а если берег сильно изрезан, то от условных прямых линий, называемых “базисными линиями”).

Территориальные воды, воздушное пространство над ними, дно и недра под ними считаются составной частью территории прибрежного государства. Внешняя граница территориальных вод государства является его государственной границей.

Согласно Конвенции 1982 года торговые суда всех государств без исключения пользуются правом мирного прохода через территориальные воды, и прибрежное государство не должно препятствовать такому проходу.

Под мирным проходом понимается проход иностранных судов через территориальные воды без захода во внутренние воды прибрежного государства, или проход во внутренние воды этого государства, или выход из этих вод в открытое море. В случае нарушения режима территориальных вод пограничные войска прибрежного государства могут преследовать иностранное судно-нарушитель, преследование продолжается и в открытом море, до захода судна в свои территориальные воды или воды третьего государства. Основным условием правомерности преследования является его непрерывность (т.е. по “горячим следам”).

Военные корабли, при разрешительном порядке, могут без разрешения войти в территориальные воды в случаях: если они несут на своем борту главу государства, главу правительства, дипломатического представителя своего государства в страну пребывания, при форс-мажорных обстоятельствах.

За проход в территориальные воды суда налогами не облагаются, за исключением случаев, когда судну требуется лоцманская проводка, буксирная или иная помощь, которая облагается особым сбором. В момент прохода на них действует юрисдикция государства флага судна, за исключением случаев, когда: а) на судне совершено преступление, затрагивающее интересы прибрежных государств; б) если капитан судна или консул флага судна просит о вмешательстве государства; в) для пресечения торговли наркотиками.

Прилежащая зона – это район открытого моря, прилегающий к внешней границе территориальных вод, который устанавливается для осуществления контроля прибрежного государства в целях предотвращения нарушений в пределах его территории или территориального моря. Конвенция 1982 года установила ширину прилежащей зоны в 12 морских миль, т.е. 12 миль – территориальные воды и 12 миль – прилежащая зона.

Существуют следующие основные виды прилежащих зон:

- эмиграционная;

- таможенная;

- санитарная;

- фискальная.

Конвенция 1982 года выделяет: зону уголовной и гражданской юрисдикции, в пределах этой зоны к судам, уходящим из зоны юрисдикции прибрежного государства могут применяться санкции в случае нарушения законов прибрежного государства; зона безопасности; зона нейтралитета; крепостная зона; зона морского контроля; зона консервации.

Преследования по “горячим следам” – это преследование возможно в случае, если командой или членом его экипажа, кораблем совершено правонарушение, т.е. нарушены уголовные и гражданские законы страны пребывания.

Преследование по “горячим следам” должно отвечать следующим требованиям: оно должно начаться до выхода судна из порта; оно должно осуществляться непрерывно выходя за пределы территориального моря в открытое море; в случае преследования возможно применение оружия; оно должно окончиться до вхождения судна-нарушителя в территориальное море своего или третьего государства. (Колосов)

 

 

Морские пространства за пределами территориального моря. Прилежащая зона.

1. Морские пространства за пределами территориального моря.

Понятие открытого моря в историческом развитии.

Пространства морей и океанов, которые находятся за пределами территориального моря и не входят, следовательно, в состав территории ни одного из государств, традиционно именовались открытым морем. И хотя отдельные части этих пространств (прилежащая зона, континентальный шельф, исключительная экономическая зона и т. д.) имеют различный правовой режим, все они имеют одинаковый правовой статус: они не подчинены суверенитету какого-либо государства. Исключение открытого моря из-под действия суверенитета государства или группы государств было составной частью единого исторического процесса, сопровождавшегося одновременно признанием за каждым из государств права свободно пользоваться открытым морем.

Этот процесс оказался длительным и сложным, а возник он в результате потребностей государств в осуществлении свободы морских сношений для обмена производимыми товарами и доступа к заморским источникам сырья.

Идеи о свободном пользовании морем и недопустимости распространения на моря и океаны власти отдельных государств высказывались достаточно широко еще в XVI—XVII столетиях. Наиболее глубокое по тем временам обоснование эта точка зрения получила в книге выдающегося голландского юриста Гуго Греция “Свободное море” (1609 г.). Но всеобщее признание принцип свободы открытого моря получил только в начале XIX века. Его повсеместному утверждению долго препятствовала Великобритания, претендовавшая, часто не без успеха, на роль “владычицы морей”.

В течение нескольких столетий под свободой открытого моря понималась прежде всего свобода мореплавания и морского рыболовства. Но с течением времени содержание понятия свободы открытого моря уточнялось и изменялось, хотя само открытое море оставалось при этом не подвластным ни одному из государств.

В связи с достижениями науки и техники и появлением новых видов деятельности государств в Мировом океане традиционные свободы открытого моря во второй половине XIX и в начале XX века значительно расширились и пополнились. Они стали включать свободу прокладки по дну морей подводных телеграфно-телефонных кабелей, а также трубопроводов, свободу полетов в воздушном пространстве над открытым морем.

Сложившиеся к середине XX столетия понятия, а также положения, составляющие правовой режим открытого моря, были декларированы в Конвенции об открытом море 1958 года. В ней было указано: “Слова „открытое море" означают все части моря, которые не входят ни в территориальное море, ни во внутренние воды какого-либо государства” (ст. 1). Далее говорилось, что “никакое государство не вправе претендовать на подчинение какой-либо части открытого моря своему суверенитету” и “открытое море открыто для всех наций”, то есть находится в свободном пользовании всех государств. Раскрывая содержание последнего положения, Конвенция определила, что свобода открытого моря включает, в частности: 1) свободу судоходства; 2) свободу рыболовства; 3) свободу прокладывать подводные кабели и трубопроводы и 4) свободу полетов над открытым морем (ст. 2). Свобода открытого моря включала также свободу морских научных исследований. Однако новые факторы исторического развития привели к принятию в 1982 году всеобъемлющей Конвенции ООН по морскому праву. Новая Конвенция внесла в правовой режим открытого моря ряд крупных изменений. Она предоставила прибрежным государствам право устанавливать за пределами территориального моря в прилегающем к нему районе открытого моря исключительную экономическую зону шириной до 200 морских миль, в которой признаются суверенные права прибрежного государства на разведку и разработку естественных ресурсов зоны. Свобода рыболовства и свобода научных исследований в исключительной экономической зоне были упразднены и заменены новыми положениями. За прибрежным государством была признана юрисдикция в отношении сохранения морской среды и создания искусственных островов и установок.

Конвенция ООН по морскому праву, кроме того, по-новому определила понятие континентального шельфа, ввела понятие “район морского дна за пределами континентального шельфа”, а также установила порядок разведки и разработки естественных ресурсов в пределах этих пространств.

Правовой режим морских пространств за пределами территориального моря. Предоставив прибрежным государствам ряд весьма существенных прав на ресурсы, защиту морской среды и регулирование научных исследований в пределах исключительной экономической зоны, Конвенция ООН по морскому праву вместе с тем не изменила правового статуса морских пространств за пределами территориального моря, подтвердив, что никакое государство не вправе претендовать на подчинение этих пространств своему суверенитету. Она сохранила в них, кроме того, за всеми государствами право пользования свободами судоходства и полетов, прокладки подводных кабелей и трубопроводов и другими узаконенными в международном порядке правами и видами использования открытого моря (ст. 58, 78, 89, 92, 135 и др.).

В морских пространствах за внешней границей территориальных вод суда, как и раньше, подчиняются исключительной юрисдикции государства, под флагом которого они плавают. Никакой иностранный военный, пограничный или полицейский корабль или любое другое иностранное судно не вправе препятствовать судам других государств пользоваться на законных основаниях свободами открытого моря или применять к ним принудительные меры. Из данного принципа допускаются строго ограниченные изъятия, применяемые в конкретных, четко определенных международным правом случаях.

Эти исключения, принятые всеми государствами, имеют целью обеспечить соблюдение в этих частях Мирового океана норм международного права и безопасность мореплавания в общих интересах. Так, за пределами территориальных вод военный корабль или военный летательный аппарат любого государства, равно как и другое судно и летательный аппарат, уполномоченные для этой цели своим государством, могут захватить пиратское судно или пиратский летательный аппарат, арестовать находящихся на них лиц для последующего преследования в судебном порядке виновных в совершении актов пиратства в открытом море — насилия, задержания или грабежа, осуществленных экипажем в личных целях.

Помимо указанных выше случаев досмотр или задержание иностранного судна здесь могут иметь место на основе конкретного соглашения между государствами. В качестве примера назовем действующую Международную конвенцию об охране подводных кабелей 1984 года, которая предоставляет военным и патрульным судам государств, участвующих в Конвенции, останавливать невоенные суда под флагом государств — участников Конвенции по подозрению в повреждении подводного кабеля, а также составлять протоколы о нарушении Конвенции. Такие протоколы передаются государству, под флагом которого плавает судно-нарушитель, для его привлечения к ответственности. Конвенция ООН по морскому праву предусматривает также обязанность государств сотрудничать в дресечении перевозки рабов на морских судах, незаконной торговли наркотиками и психотропными веществами, осуществляемых судами в открытом море в нарушение международных конвенций, а также несанкционированного вещания из открытого моря в нарушение международных обязательств.

Однако если задержание или досмотр судна или летательного аппарата по подозрению в незаконных действиях окажутся необоснованными, то задержанному судну должны быть возмещены любые убытки или ущерб. Это положение применяется и в отношении права преследования.

Международное право традиционно признавало за прибрежным государством право преследовать или арестовывать в открытом море иностранное судно, нарушившее его законы и правила во время пребывания этого судна во внутренних водах, территориальном море или прилегающей зоне этого государства. Это право Конвенцией ООН по морскому праву распространено и на нарушения законов и правил прибрежного государства, касающихся континентального шельфа и исключительной экономической зоны. Преследование должно вестись по “горячим следам”, то есть оно может начаться в момент, когда судно-нарушитель соответственно находится во внутренних водах, территориальном море, прилежащей зоне, в водах, покрывающих континентальный шельф, или в исключительной экономической зоне прибрежного государства, и должно осуществляться непрерывно. При этом преследование “по горячим следам” прекращается, как только преследуемое судно входит в территориальное море своей страны или третьего государства. Продолжение преследования в чужом территориальном море было бы несовместимо с суверенитетом государства, которому принадлежит это море.

Военные корабли, а также суда, принадлежащие государству (или эксплуатируемые им) и состоящие на государственной службе, пользуются за внешней границей территориального моря полным иммунитетом от принудительных действий и юрисдикции какого-либо иностранного государства.

Использование морских пространств в мирных целях и обеспечение безопасности мореплавания. Конвенция ООН по морскому праву установила, что морские воды за пределами территориального моря и международный район морского дна резервируются для использования в мирных целях. Это по меньшей мере означает, что в указанных морских районах государствами не должны допускаться какие-либо агрессивные, враждебные или провокационные действия друг против друга.

Обеспечению мирной деятельности и мирных отношений на морях и океанах содействует и ряд других международных соглашений, которые частично или целиком направлены на решение этой проблемы. К ним относятся, в частности, Договор о запрещении испытаний ядерного оружия в атмосфере, в космическом пространстве и под водой 1963 года, Договор о запрещении размещения на дне морей и океанов и в его недрах ядерного оружия и других видов оружия массового уничтожения 1971 года, Конвенция о запрещении военного или любого иного враждебного воздействия на природную среду 1977 года, а также Договор о создании безъядерной зоны в южной части Тихого океана 1985 года (Договор Раротонга).

Здесь действуют заключенные еще Советским Союзом двусторонние соглашения с США, Великобританией, ФРГ, Италией, Францией, Канадой и Грецией о предотвращении инцидентов на море за пределами территориальных вод. Эти соглашения предписывают военным кораблям участников соглашений во всех случаях находиться на достаточном удалении друг от друга, чтобы избегать риска столкновений, они обязывают военные корабли и воздушные суда не предпринимать имитаций атак или имитаций применения оружия, не проводить маневров в районах интенсивного судоходства, а также не допускать некоторых других действий, могущих повести к возникновению инцидентов на море и в воздушном пространстве над ним. Запрещенные соглашениями действия не должны применяться также и в отношении невоенных морских и воздушных судов.

Помимо военной стороны безопасность мореплавания включает и иные аспекты, касающиеся охраны человеческой жизни на море, предупреждения столкновений судов, спасания, конструкции и оборудования судов, комплектования экипажей, пользования сигналами и связью. В частности, морские государства неоднократно заключали с учетом развития и изменения условий мореплавания соглашения об охране человеческой жизни на море. Последний вариант Конвенции об охране человеческой жизни на море был одобрен на конференции, созванной Межправительственной морской организацией (с 1982 г.— Международная морская организация) в Лондоне в 1974 году. В Конвенции и Протоколе к ней 1978 года установлены обязательные положения, касающиеся конструкции судов, противопожарной безопасности, спасательных средств, достаточных для обеспечения всех пассажиров и членов судовой команды в случае аварии или возникшей опасности, состава экипажа, правил плавания ядерных судов и др. В Конвенцию 1974 года и Протокол 1978 года в последующем были внесены поправки, учитывающие технические достижения в этой области.

Действующие в настоящее время Международные правила предупреждения столкновения судов были приняты в 1972 году. В них определен порядок пользования сигналами (флажными, звуковыми или световыми), применения радиолокаторов, расхождения и скорости судов при их сближении и др. Вопросы спасания на море регулируются Конвенцией по поиску и спасанию на море 1979 года и Конвенцией о спасании 1989 года.

Общие положения, относящиеся к обязанностям государства в отношении обеспечения безопасности плавания судов, плавающих под его флагом, оказания помощи и ответственности в случае столкновения, содержатся в Конвенции об открытом море 1958 года и в Конвенции ООН по морскому праву 1982 года.

Начиная с середины 80-х годов текущего столетия участились случаи совершения преступных актов, направленных против безопасности морского судоходства, которые квалифицируются как терроризм на море (захват судна силой или путем угрозы силой, убийства или взятие заложников на захваченных судах, разрушение оборудования на судах или их уничтожение). Такие акты совершаются во внутренних водах, в территориальном море и за его пределами. Эти обстоятельства побудили международное сообщество заключить в 1988 году Конвенцию о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности морского судоходства, и Протокол о борьбе с незаконными актами, направленными против стационарных платформ на континентальном шельфе. Указанные соглашения предусматривают меры борьбы с терроризмом на море, возлагая на их участников осуществление этих мер.

Охрана морской среды. Принципиально важные положения, формулирующие обязанности государств по защите и сохранению морской среды, содержатся в Конвенции ООН по морскому праву. Они касаются предотвращения и сокращения загрязнения морской среды из источников, находящихся на суше, в результате деятельности на морском дне, загрязнения с морских судов, а также путем захоронения токсичных, вредных и ядовитых веществ или загрязнения из атмосферы или через нее.

Государствами были заключены специальные конвенции по борьбе с загрязнением моря нефтью. Это, в частности, Конвенция по предотвращению загрязнения моря нефтью 1954 года, Конвенция о гражданской ответственности за ущерб от загрязнения моря нефтью 1969 года, Международная конвенция о вмешательстве в открытом море в случаях аварий, приводящих к загрязнению моря нефтью 1969 года, которая в 1973 году была дополнена Протоколом о вмешательстве в открытом море в случаях загрязнения веществами иными, чем нефть.

В 1973 году вместо упомянутой выше Конвенции 1954 года с учетом интенсивности судоходства и появления новых источников загрязнений была заключена новая Конвенция по предотвращению загрязнения моря нефтью и другими жидкими веществами. Она ввела “особые районы”, в которых полностью запрещен сброс нефти и ее отходов (Балтийское море с проливной зоной, Черное и Средиземное моря и некоторые другие). В 1982 году новая конвенция вступила в силу.

В 1972 году была заключена Конвенция по предотвращению загрязнения моря с судов (имеется в виду сброс отходов и материалов, содержащих ртуть, радиоактивные вещества, отравляющие газы и подобные опасные вещества). Конвенция приравнивает к сбросу преднамеренное затопление судов, самолетов, платформ и других сооружений.

Предотвращению загрязнения морской среды радиоактивными отходами содействуют также Договор о запрещении ядерных испытаний в трех средах и Договор о запрещении размещения на дне морей и океанов ядерного оружия и других видов оружия массового уничтожения.

2. Прилежащая зона.

Начиная с середины XIX века некоторые страны, у которых ширина территориального моря составляла 3—4—6 морских миль, стали устанавливать дополнительную морскую зону за пределами своего территориального моря для осуществления в ней контроля с целью обеспечения выполнения иностранными судами иммиграционных, таможенных, фискальных и санитарных правил. Такие зоны, прилегающие к морской территории прибрежного государства, получили название прилежащих зон.

Суверенитет прибрежного государства на эти зоны не распространяется, и они сохранили статус открытого моря. Поскольку такие зоны создавались для конкретных и четко поименованных целей, а также не выходили за пределы 12 морских миль, то их установление не вызывало возражений.

Право прибрежного государства устанавливать прилежащую зону в таком виде и в пределах до 12 морских миль получило закрепление в Конвенции о территориальном море и прилежащей зоне 1958 года (ст. 24).

Конвенция ООН по морскому праву 1982 года тоже признает право прибрежного государства на прилежащую зону, в которой оно может осуществлять контроль, необходимый для: а) предотвращения нарушения таможенных, фискальных, иммиграционных или санитарных законов и правил в пределах его территории или территориального моря; б) наказания за нарушение вышеупомянутых законов и правил, совершенное в пределах его территории или территориального моря (п. 1 ст. 33).

Однако Конвенция ООН по морскому праву, в отличие от Конвенции о территориальном море и прилежащей зоне, указывает, что прилежащая зона не может распространяться за пределы 24 морских миль, отсчитываемых от исходных линий для измерения ширины территориального моря. Это означает, что прилежащую зону могут устанавливать также и те государства, у которых ширина территориального моря достигает 12 морских миль. (Колосов)

 

Правовой режим открытого моря.

Под открытым морем понимается водное пространство, расположенное за пределами территориального моря, следовательно, открытое море – это море, которое не выходит в территориальное и внутреннее море прибрежных государств.

Открытое море как часть Мирового океана находится в общем пользовании всех государств и народов на началах их полного суверенного равенства. Государства пользуются водами открытого моря на основе общепризнанного и сложившегося веками принципа свободы открытого моря, устанавливающего, что никакое государство не вправе распространять свою власть на открытое море и воздушное пространство над ним.

Свободы открытого моря:

- свобода судоходства;

- свобода полетов;

- свобода промысла;

- свобода прокладка кабелей и других трубопроводов;

- свобода научных исследований;

- свобода создания искусственных островов, сооружений и установок.

Особенностью правового режима открытого моря является то, что им могут пользоваться и внутриконтинентальные государства. В открытом море морские и воздушные суда подчиняются юрисдикции государства флага.

В открытом море военный корабль может остановить судно только под своим национальным флагом или иностранное судно, в случаях: а) борьбы с пиратством; б) борьбы с работорговлей; в) борьбы с повреждением кабелей и трубопроводов; г) нарушение правил промысла т другие мероприятия.

 

 

 

Правовой режим исключительной морской экономической зоны.

1. Вопрос о создании за пределами территориального моря в прилегающем непосредственно к нему районе исключительной экономической зоны возник на рубеже 60—70-х годов нашего столетия. Инициатива постановки его исходила от развивающихся стран, которые считали, что в сложившихся условиях огромного технического и экономического превосходства развитых государств принцип свободы рыболовства и добычи минеральных ресурсов в открытом море не отвечает интересам стран "третьего мира" и выгоден только морским державам, имеющим необходимые экономические и технические возможности, а также крупный и современный рыболовный флот. По их мнению, сохранение свободы рыболовства и других промыслов было бы несовместимо с идеей создания нового, справедливого и равноправного экономического порядка в международных отношениях.

После определенного периода возражений и колебаний, длившегося около трех лет, крупные морские державы приняли в 1974 году концепцию исключительной экономической зоны при условии решения вопросов морского права, рассматривавшихся III Конференцией ООН по морскому праву, на взаимоприемлемой основе. Такие взаимоприемлемые решения в результате многолетних усилий были найдены Конференцией и включены ею в Конвенцию ООН по морскому праву.

В соответствии с Конвенцией экономическая зона представляет собой район, находящийся за пределами территориального моря и прилегающий к нему, шириной до 200 морских миль от исходных линий, от которых отмеряется ширина территориального моря. В этом районе установлен специфический правовой режим. Конвенция предоставила прибрежному государству в исключительной экономической зоне суверенные права в целях разведки и разработки естественных ресурсов, как живых, так и неживых, а также права в отношении других видов деятельности в целях экономической разведки и разработки указанной зоны, таких как производство энергии путем использования воды, течений и ветра.

Конвенция предусматривает право других государств при определенных условиях участвовать в промысле живых ресурсов исключительной экономической зоны. Однако это право может быть осуществлено только по соглашению с прибрежным государством.

За прибрежным государством признана также юрисдикция в отношении создания и использования искусственных островов, установок и сооружений, морских научных исследований и сохранения морской среды. Морские научные исследования, создание искусственных островов, установок и сооружений для экономических целей могут осуществляться в исключительной экономической зоне другими странами с согласия прибрежного государства.

В то же время другие государства, как морские, так и не имеющие выхода к морю, пользуются в исключительной экономической зоне свободами судоходства, полетов над ней, прокладки кабелей и трубопроводов и другими узаконенными видами использования моря, относящимися к этим свободам. Указанные свободы осуществляются в зоне как в открытом море. На зону распространяются также другие правила и нормы, регулирующие правопорядок в открытом море (исключительная юрисдикция государства флага над своим судном, допустимые изъятия из нее, право преследования, положения о безопасности мореплавания и т. д.). Никакое государство не вправе претендовать на подчинение экономической зоны своему суверенитету. Это важное положение применяется без ущерба для соблюдения других положений правового режима исключительной экономической зоны.

В связи с этим следует обратить внимание на то обстоятельство, что Конвенция предписывает, чтобы прибрежное государство и другие государства при осуществлении своих прав и обязанностей в зоне должным образом учитывали права и обязанности друг друга и действовали соответственно положениям Конвенции.

Еще в разгар работы III Конференции ООН по морскому праву значительное число государств, опережая ход событий и пытаясь направить их по нужному руслу, приняли законы об установлении вдоль своих берегов рыболовных или экономических зон шириной до 200 морских миль. В конце 1976 года, почти за шесть лет до окончания Конференции, США, Великобритания, Франция, Норвегия, Канада, Австралия и ряд других стран, включая развивающиеся, приняли такого рода законы.

В этих условиях районы морей и океанов, открытые для свободного рыболовства, в том числе у советских берегов, могли бы стать зонами опустошительного промысла. Такое очевидное и нежелательное развитие событий заставило законодательные органы СССР принять в 1976 году Указ "О временных мерах по сохранению живых ресурсов и регулированию рыболовства в морских районах, прилегающих к побережью СССР". Эти меры были приведены в соответствие с новой конвенцией Указом "Об экономической зоне СССР" в 1984 году.

В настоящее время свыше 80 государств имеют исключительные экономические или рыболовные зоны шириной до 200 морских миль. Правда, законы некоторых из этих государств пока не полностью соответствуют положениям Конвенции ООН по морскому праву. Но эта ситуация будет изменяться по мере дальнейшего укрепления режима, предусмотренного Конвенцией.

Конвенционные положения об исключительной экономической зоне являются компромиссными. Они иногда подвергаются неоднозначному толкованию. Так, некоторые зарубежные авторы, в частности из развивающихся государств, высказывают точку зрения о том, что исключительная экономическая зона ввиду присущего ей специфического правового режима, включающего значительные права прибрежного государства, не является ни территориальным морем, ни открытым морем. Справедливо отмечая специфичность правового режима исключительной экономической зоны, который включает важные функциональные или целевые права прибрежного государства и значительные элементы правового режима открытого моря, авторы этой точки зрения не дают ясного ответа на вопрос о пространственном статусе исключительной экономической зоны и не принимают во внимание положений ст. 58 и 89, указывающих на применимость к исключительной экономической зоне важных свобод и правового статуса открытого моря. (Колосов)

Морская экономическая зона – это планируемая и устанавливаемая законами многих прибрежных стран в одностороннем порядке акватория шириной в 200 миль от берега в сторону открытого моря, в пределах которой государство распространяет свой суверенитет или юрисдикцию на живые и минеральные ресурсы и претендует на регулирование некоторых видов деятельности других государств.

Элементы исключительной морской экономической зоны:

а) суверенные права на ресурсы морского дна и его недр в пространствах, примыкающих к территориальным водам, составляющие правовое содержание концепции континентального шельфа;

б) исключительные права на живые ресурсы исключительных рыболовных зон (по крайней мере, 12-мильных), которые признавались государствами в качестве обычных норм международного права.

Согласно Конвенции 1982 года экономическая зона фактически рассматривается как часть открытого моря с некоторыми изъятиями в пользу прибрежных государств, о чем свидетельствуют следующие факты:

- экономическая зона представляет собой район, который находится за пределами территориального моря и прилегает к нему, на него, следовательно, не распространяется суверенитет прибрежного государства;

- в экономической зоне все государства пользуются свободами судоходства и полетов, прокладки подводных кабелей и трубопроводов, т.е. свободы, действующие в экономической зоне, квалифицируются как свободы открытого моря;

- в экономической зоне никакое государство не вправе претендовать на подчинение какой-либо части открытого моря своему суверенитету;

- в отношении экономических зон прибрежные государства могут принимать только такие законы и правила для предотвращения, сокращения и сохранения под контролем загрязнения с судов, которые соответствуют общепринятым международным нормам и стандартам;

- право преследования по горячим следам за нарушение законов и правил прибрежного государства прекращается, как только преследуемое судно входит в территориальное море своего государства или в территориальное море какого-либо третьего государства, т.е. может продолжаться и в экономических зонах, которые и в этом отношении рассматриваются как часть открытого моря;

- юрисдикция прибрежного государства в экономической зоне не является, как правило, исключительной.

Итак, в связи с изложенным экономическую зону можно определить как район открытого моря шириной до 200 миль, в котором действует режим этого пространства, основанный на свободах открытого моря, а также – в изъятие из этого режима – прибрежному государству предоставлен четко установленный в Конвенции 1982 года объем прав и юрисдикции.

 

 

Международный район морского дна. Правовой режим, делимитация континентального шельфа.

1. В результате научно-технического прогресса оказались досягаемыми для эксплуатации не только природные ресурсы континентального шельфа, но и глубоководные залежи минералов, находящихся на морском дне и в его недрах за пределами континентального шельфа. Реальная перспектива их добычи породила проблему правового регулирования эксплуатации природных ресурсов района Мирового океана, который получил название международного района морского дна, за пределами действия национальной юрисдикции или, говоря точнее, за пределами континентального шельфа.

Конвенция ООН по морскому праву 1982 года провозгласила международный район морского дна и его ресурсы “общим наследием человечества”. Естественно, что правовой режим этого района и эксплуатации его ресурсов в соответствии с указанным положением может определяться только всеми государствами совместно.

В Конвенции указано, что финансовые и экономические выгоды, получаемые от деятельности в международном районе, должны распределяться на основе принципа справедливости, с особым учетом интересов и нужд развивающихся государств и народов, которые еще не достигли полной независимости или иного статуса самоуправления. Такое распределение доходов, получаемых от деятельности в международном районе, не потребует прямого или обязательного участия в этой деятельности неготовых к ней развивающихся государств.

Деятельность в районе осуществляется, как сказано в ст. 140 Конвенции, на благо всего человечества.

Определяя правовое положение международного района, Конвенция устанавливает, что “ни одно государство не может претендовать на суверенитет или суверенные права или осуществлять их в отношении какой бы то ни было части района или его ресурсов и ни одно государство, физическое или юридическое лицо не может присваивать какую бы то ни было их часть” (ст. 137).

Все права на ресурсы района принадлежат всему человечеству, от имени которого будет действовать Международный орган по морскому дну. Деятельность в международном районе организуется, осуществляется и контролируется этим Органом (ст. 153).

Добыча ресурсов в районе будет осуществляться самим Международным органом через свое предприятие, а также “в ассоциации с Международным органом” государствами — участниками Конвенции, либо государственными предприятиями, либо физическими или юридическими лицами, имеющими гражданство государств-участников или находящимися под эффективным контролем этих государств, если последние поручились за указанных лиц.

Такая система разработки ресурсов района, в которой наряду с предприятием Международного органа могут участвовать государства-участники и иные субъекты внутреннего права этих государств, получила название параллельной.

Политика в отношении деятельности в районе должна проводиться Международным органом таким образом, чтобы содействовать расширению участия в освоении ресурсов со стороны всех государств, независимо от их социально-экономических систем или географического положения, и предотвращать монополизацию деятельности на морском дне.

Общее поведение государств и их деятельность в международном районе морского дна наряду с положениями Конвенции регулируются принципами Устава ООН и другими нормами международного права в интересах поддержания мира и безопасности, содействия международному сотрудничеству и взаимопониманию (ст. 138).

Район открыт для использования исключительно в мирных целях (ст. 141).

Согласно Конвенции, главными органами Международного органа по морскому дну являются Ассамблея, состоящая из членов Органа, Совет, включающий 36 членов Органа, избираемых Ассамблеей, а также Секретариат.

Совет обладает полномочиями устанавливать и проводить конкретную политику по любому вопросу или проблеме деятельности Международного органа. Половина его членов избирается в соответствии с принципами справедливого географического представительства, другая половина — по иным основаниям: от развивающихся стран, имеющих особые интересы; от стран-импортеров; от стран, добывающих аналогичные ресурсы на суше, и т. д.

Положения Конвенции о международном районе морского дна были выработаны при активном участии США и других западных стран. Тем не менее США, Великобритания и ФРГ не подписали ее, а в августе 1984 года эти страны совместно с пятью другими западными государствами заключили сепаратные соглашения, которые имеют целью обеспечить разработку ими вне конвенции минеральных ресурсов в перспективных районах глубоководной части Мирового океана. Тем не менее подготовительная Комиссия, состоящая из представителей государств, подписавших Конвенцию, осуществляет работу по практическому созданию Международного органа по морскому дну и его функционированию в соответствии с Конвенцией ООН по морскому праву.

Под континентальным шельфом с геологической точки зрения понимается подводное продолжение материка (континента) в сторону моря до его резкого обрыва или перехода в материковый склон.

С международно-правовой точки зрения под континентальным шельфом понимается морское дно, включая его недра, простирающееся от внешней границы территориального моря прибрежного государства до установленных международным правом пределов.

Вопрос о континентальном шельфе в международно-правовом плане возник, когда выяснилось, что в недрах шельфа находятся залежи минерального сырья, ставшие доступными для добычи.

На I Конференции ООН по морскому праву в 1958 году была принята специальная Конвенция о континентальном шельфе, признавшая суверенные права прибрежного государства над континентальным шельфом в целях разведки и разработки его естественных богатств, в том числе минеральных и других неживых ресурсов поверхности и недр морского дна, живых организмов "сидячих видов" (жемчуг, губки, кораллы и др.), прикрепленных к морскому дну или передвигающихся по нему или под ним в надлежащий период своего развития. К последним видам были отнесены также крабы и другие ракообразные.

Конвенция предусмотрела право прибрежного государства при осуществлении разведки и разработки естественных богатств континентального шельфа возводить необходимые сооружения и установки, а также создавать вокруг них 500-метровые зоны безопасности. Эти сооружения, установки и зоны безопасности не должны устанавливаться, если это может создать препятствия для использования признанных морских путей, имеющих существенное значение для международного судоходства.

В Конвенции сказано, что под континентальным шельфом понимаются поверхность и недра морского дна подводных районов вне зоны территориального моря до глубины 200 м или за этим пределом до такого места, до которого глубина покрывающих вод позволяет разработку естественных богатств этих районов. Такое определение континентального шельфа могло дать прибрежному государству основание распространять по мере роста его технических возможностей по добыче ресурсов шельфа свои суверенные права на неопределенно широкие морские районы. В этом состоял существенный недостаток данного определения.

На III Конференции по морскому праву были приняты цифровые пределы для установления внешней границы континентального шельфа. Конвенция ООН по морскому праву определила континентальный шельф прибрежного государства как "морское дно и недра подводных районов, простирающихся за пределы территориального моря на всем протяжении естественного продолжения его сухопутной территории до внешней границы подводной окраины материка или на расстояние 200 морских миль от исходных линий, от которых отмеряется ширина территориального моря, когда внешняя граница подводной окраины материка не простирается на такое расстояние" (п. 1 ст. 76).

В тех случаях, когда подводная окраина материка шельфа прибрежного государства простирается более чем на 200 морских миль, прибрежное государство может относить внешнюю границу своего шельфа за пределы 200 морских миль с учетом местонахождения и реальной протяженности шельфа, но при всех обстоятельствах внешняя граница континентального шельфа должна находиться не далее 350 морских миль от исходных линий, от которых отмеряется ширина территориального моря, или не далее 100 морских миль от 2500-метровой изобаты, которая представляет собой линию, соединяющую глубины 2500 м (п. 5 ст. 76).

В соответствии с Конвенцией создается Комиссия по границам континентального шельфа. Границы, установленные прибрежным государством на основе рекомендаций указанной Комиссии, являются окончательными и для всех обязательны.

Права прибрежного государства на континентальный шельф не затрагивают правового статуса покрывающих вод и воздушного пространства над ними. Следовательно, осуществление этих прав не должно вести к ущемлению свободы судоходства и свободы полетов над континентальным шельфом.

Кроме того, все государства вправе прокладывать подводные кабели и трубопроводы на континентальном шельфе. При этом определение трассы для их прокладки осуществляется с согласия прибрежного государства.

Научные исследования на континентальном шельфе в пределах 200 морских миль могут производиться с согласия прибрежного государства. Однако оно не может по своему усмотрению отказать другим странам в согласии на проведение морских исследований на континентальном шельфе за пределами 200 морских миль, за исключением тех районов, в которых им ведутся или будут проводиться операции по детальной разведке природных ресурсов.

Как правило, прибрежные государства регламентируют разведку и разработку природных ресурсов и научную деятельность на прилежащих шельфах своими национальными законами и правилами. (Колосов)

Закрытое или полузакрытое море.

1. Под закрытым морем понимается море, которое омывает берега нескольких государств и по своему географическому положению не может быть использовано для транзитного прохода через него в другое море. Доступ из открытого моря в закрытое море осуществляется по узким морским путям, ведущим только к берегам государств, расположенных вокруг закрытого моря.

Концепция закрытого моря была сформулирована и получила отражение в договорной практике в конце XVIII и в течение первой половины XIX века. Согласно этой концепции, принцип свободы открытого моря не применялся в полном объеме к закрытому морю: в закрытое море был ограничен доступ военно-морских кораблей неприбрежных к нему государств.

Поскольку эта идея отвечает интересам безопасности прибрежных стран и сохранению мира в таких морях, она получила в свое время признание в доктрине международного права и сохраняет свое значение и в наши дни.

К закрытым морям, в частности, относят Черное и Балтийское моря. Эти моря иногда называют полузакрытыми и региональными. Правовой режим указанных морей нельзя отделить от правового режима Черноморских и Балтийских проливов.

На протяжении XVIII и XIX столетий прибрежные государства в договорном порядке неоднократно заключали соглашения с целью закрыть Черное и Балтийское моря для военных кораблей неприбрежных стран. Однако в последующие периоды главным образом из-за противодействия стран, не имеющих здесь своих владений, для Черного и Балтийскою морей не были установлены правовые режимы, соответствующие значению и положению этих морских акваторий.

Во второй половине XX века концепция закрытого моря получила дальнейшее развитие и стала предусматривать положения о специальной правовой защите морской среды и региональном правовом регулировании рыболовства в закрытых или полузакрытых морях.

Конвенция ООН по морскому праву расширила понятие закрытых или полузакрытых морей, которые в русском тексте Конвенции именуются “замкнутыми или полузамкнутыми морями” (ст. 122). Конвенция, не определяя содержания правового режима этих морей, устанавливает приоритетные права прибрежных государств на управление живыми ресурсами, защиту и сохранение морской среды и координацию научных исследований в закрытых и полузакрытых морях (ст. 123). (Колосов)

 

 

 

Понятие международного воздушного права.

1. Международное воздушное право — часть международного права, представляющая собой совокупность специальных принципов и норм, регулирующих отношения между субъектами международного права в связи с использованием воздушного пространства и определяющих его правовой режим.

Считается общепризнанным, что международное воздушное право регулирует аэронавигационные аспекты использования воздушного пространства и не распространяется на природоохранительные отношения, использование солнечной энергии, воздействие на атмосферные процессы и т. п. Использование военной авиации также остается за рамками международного воздушного права.

Вместе с тем в последние десятилетия появляются региональные международные организации по регулированию всей аэронавигации, в ряде стран вводятся единые системы управления движением в воздушном пространстве двух и более государств как гражданских, так и военных летательных аппаратов. Конвенция ООН по морскому праву 1982 года содержит нормы, в соответствии с которыми государственные летательные аппараты (по определению Конвенции о международной гражданской авиации 1944 г. к государственным относятся воздушные суда, состоящие на военной, таможенной и полицейской службе) должны обычно соблюдать правила полетов ИКАО (Международной организации гражданской авиации) при транзитном пролете через проливы и при архипелажном пролете.

В рамках ИКАО активно разрабатывается глобальная система управления воздушным движением, которая обеспечивала бы полеты как гражданских, так и военных воздушных судов. Документ Стокгольмской конференции по мерам доверия (1986 г.), проходившей в рамках Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, предусматривает комплекс мер “воздушного доверия” в военной области, в том числе проведение воздушного контроля (инспекции). В 1992 году был подписан Договор по открытому небу, регламентирующий проведение таких инспекций. Воздушный контроль с помощью военных воздушных судов допускается Договором об Антарктике 1959 года.

Сложилась устойчивая практика уведомления об испытаниях ракетоносителей в Мировом океане в пределах объявляемых зон морского и воздушного пространств, а также уведомлений о запуске ракет с бортов научно-исследовательских судов. Советским Союзом были заключены с рядом стран (в 1972 г.— с США, 1986 г.— с Великобританией, в 1988 г.— с ФРГ и Францией) однотипные соглашения, где речь идет о военных самолетах, о предотвращении инцидентов на море за пределами территориальных вод и в воздушном пространстве над ним. (Колосов)

 

 

Источники международного воздушного права.

1. Основным документом в области международного воздушного права является Конвенция о международной гражданской авиации, заключенная в Чикаго в 1944 году, участниками которой являются свыше 160 государств, в том числе — с 1970 года — СССР (ныне — республики бывшего СССР). Чикагская конвенция устанавливает общие принципы межгосударственного сотрудничества в области международных полетов, регулирования деятельности воздушного транспорта и обеспечения его безопасности, а также включает уставные положения Международной организации гражданской авиации (ИКАО).

Нормативная система международного воздушного права включает также ряд других договоров, как то:

— Конвенция для унификации некоторых правил, касающихся международных воздушных перевозок, подписанная в Варшаве в 1929 году; дополняющие Варшавскую конвенцию Гаагский протокол 1955 года, Гвадалахарская конвенция 1961 года, Гватемальский протокол 1971 года, Монреальские протоколы (№ 1—4) 1975 года;

— Римская конвенция о возмещении вреда, причиненного иностранным воздушным судном третьим лицам на поверхности, 1952 года (действует взамен Римской конвенции 1933 г. и Брюссельского протокола к ней 1938 г.); в 1978 году к ней принят Монреальский протокол;

— Токийская конвенция о правонарушениях и некоторых других актах на борту воздушного судна 1963 года;

— Гаагская конвенция о борьбе с незаконным захватом воздушных судов 1970 года;

— Монреальская конвенция о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности гражданской авиации, 1971 года;

— Монреальский протокол о борьбе с незаконными актами насилия в аэропортах, обслуживающих международные полеты, 1988 года (Дополнительный к Монреальской конвенции 1971 г.);

— Женевская конвенция о признании прав на воздушное судно 1948 года;

— Соглашение о транзите 1944 года;

— Соглашение о международном воздушном транспорте 1944 года.

Большую роль в международном воздушном праве играют принимаемые или одобряемые Советом ИКАО стандарты, рекомендуемая практика, процедуры и т. п., которые известны под общим названием “международные авиационные регламенты”.

Стандарты и рекомендации ИКАО закреплены в 18 приложениях к Чикагской конвенции, процедурах аэронавигационного обслуживания, дополнительных аэронавигационных процедурах и других документах, содержащих рекомендательные нормы. За исключением обязательных правил полетов, содержащихся в Приложении 2 к Чикагской конвенции (только применительно к полетам над открытым морем), требований к бортовым журналам и признания свидетельств экипажа и удостоверений летной годности, указанные регламенты соблюдаются государствами по собственному усмотрению.

В юридической литературе встречается точка зрения о якобы договорной (особого рода) природе всех технических регламентов ИКАО. Однако в соответствии со ст. 37 Чикагской конвенции государства — члены ИКАО вправе представлять Совету ИКАО любые отклонения от авиационных регламентов (стандартов и рекомендаций), то есть исходить из своей национальной практики, воспринимая стандарты и рекомендации ИКАО лишь как желательный ориентир в унификации весьма разнообразных правил полетов, управления воздушным движением, выдачи свидетельств членам экипажа, связи, маркировки и т. д. Вместе с тем, как показывает международная практика, в сущности все государства стремятся учитывать важнейшие рекомендации ИКАО в интересах дальнейшего развития международных воздушных коммуникаций. (Колосов)

 

 

 

Основные принципы международного воздушного права.

1. Принцип исключительного и полного суверенитета государств над их воздушным пространством. Этот принцип получил закрепление как в международных соглашениях (ст. 1 Чикагской конвенции 1944 г.), так и в законодательстве различных стран.

Основное содержание принципа суверенитета над воздушным пространством состоит в том, что государства самостоятельно устанавливают правовой режим использования своего воздушного пространства.

Воздушное пространство государства может использоваться для полетов иностранных летательных аппаратов только в соответствии с разрешительным порядком (разрешение в форме договора о воздушных сообщениях или разовое разрешение на полет, выдаваемое компетентным государственным органом). Разумеется, государство обязано обеспечить осуществление прав других государств в пределах своей территории в соответствии с международными договорами (предоставление маршрутов и аэропортов для международных полетов, содействие в реализации коммерческих прав, предоставленных иностранным авиакомпаниям, и пр.). Государство также должно использовать свое воздушное пространство таким образом, чтобы при этом не наносился ущерб правомерным интересам других государств. Например, недопустимы полеты в приграничной полосе с прохождением сверхзвукового барьера, если последствия звукового удара (лавины, акустические воздействия на строения, памятники архитектуры и т. п.) носят вредоносный характер на территории соседнего государства.

Каждое воздушное судно во время полета и пребывания в пределах территории какого-либо другого государства обязано строго соблюдать действующие в этом государстве законы и правила, касающиеся воздушных сообщений.

В соответствии с принципом суверенитета над своим воздушным пространством государства обычно устанавливают маршруты или трассы полетов и, если необходимо, запретные зоны для полетов, а также определяют правила радиосвязи и обеспечения безопасности полетов. При прибытии иностранного воздушного судна в аэропорт компетентные органы каждого государства вправе производить его досмотр и проверку документов (свидетельство о регистрации, удостоверение о пригодности к полетам, свидетельства о квалификации членов экипажа, списки пассажиров и т. п.). По российскому законодательству на иностранные воздушные суда, их экипажи и пассажиров, прибывающих в Россию или отбывающих из нее, распространяются паспортные, таможенные, санитарные и другие правила, а также правила ввоза и вывоза имущества.

Таким образом, иностранное воздушное судно, осуществляющее международные воздушные сообщения, во время своего пребывания в пределах территории какого-либо государства подчиняется его юрисдикции.

Определенное исключение из этого правила имеет место при транзитном пролете через международные проливы, перекрываемые территориальными водами, и при архипелажном пролете, а также в случае наличия специальных соглашений по проливам (например, по Черноморским). В таких случаях действуют специальные правила.

Принцип свободы полетов в открытом воздушном пространстве. К открытому или международному воздушному пространству относится воздушное пространство за пределами территориальных вод прибрежных государств.

Все воздушные суда во время своего пребывания в международном воздушном пространстве подчиняются юрисдикции только государства своей регистрации. Однако свобода полетов в международном воздушном пространстве не означает, что государства и их воздушные суда свободны от соблюдения определенных правил и требований, закрепленных в международных соглашениях или в регламентах ИКАО.

Согласно Чикагской конвенции 1944 года, правила полетов, которые устанавливаются ИКАО в соответствии с Конвенцией, действуют над открытым морем без каких-либо исключений. Все государства должны придерживаться этих правил и принимать меры к тому, чтобы они строго соблюдались их воздушными судами во время полетов над открытым морем.

Так, в силу свободы открытого воздушного пространства эксплуатанты и командиры воздушных судов, а также органы, запускающие другие летательные аппараты, формально не связаны обязательством придерживаться здесь каких-либо маршрутов. Тем не менее в интересах безопасности полетов, обеспечение которой значительно сложнее, чем в суверенном воздушном пространстве, сложилась устойчивая обычно-правовая практика выполнения международных полетов над открытым морем по согласованным на международной основе маршрутам ОВД (обслуживания воздушного движения), основные из которых устанавливаются и пересматриваются на региональных аэронавигационных совещаниях, созываемых в рамках ИКАО. Вместе с тем значительная и все более возрастающая масса полетов имеет место за пределами маршрутов ОВД. В таком случае конкретный маршрут указывается в плане полета, который сообщается органу, обслуживающему конкретный район воздушного пространства.

Система правил полетов, действующих в открытом воздушном пространстве, складывается на основе обобщенных, основных правил, содержащихся в Приложении 2 к Чикагской конвенции, а также в “Процедурах аэронавигационного обслуживания — Правилах полетов и обслуживания воздушного движения” и “Дополнительных региональных процедурах”.

Чикагская конвенция и соответственно регламенты, содержащиеся в приложениях к ней и других документах ИКАО, не распространяются на государственные летательные аппараты. В Чикагскую конвенцию лишь включена норма, обязывающая государства при установлении правил для своих государственных воздушных судов “обращать должное внимание” на безопасность навигации гражданских воздушных судов (ст. 3 а). В дополнение и развитие этих положений Ассамблея ИКАО в Сводном заявлении о постоянной политике ИКАО в области аэронавигации рекомендовала, чтобы полеты государственных воздушных судов выполнялись, “насколько практически возможно”, с учетом правил, содержащихся в Приложении 2, согласовывая данный вопрос “со всеми государствами, ответственными за обеспечение обслуживания воздушного движения над открытым морем в данном районе”.

В большинстве случаев подобное согласование и соблюдение правил полетов ИКАО государственными воздушными судами стали обычно-правовой практикой.

Конвенция ООН по морскому праву 1982 года подтвердила традиционную свободу полетов над открытым морем. Не повлияла на эту свободу и созданная по Конвенции 200-мильная экономическая зона. В воздушном пространстве над зоной по-прежнему существует свобода полетов.

Принцип обеспечения безопасности международной гражданской авиации. В соответствии с этим принципом государства обязаны: а) принимать меры по обеспечению технической надежности авиационной техники, аэропортов, вспомогательных служб и воздушных трасс; б) вести борьбу с актами незаконного вмешательства в деятельность гражданской авиации.

Одна из основных задач Чикагской конвенции 1944 года и создания ИКАО состояла в том, чтобы “международная гражданская авиация могла развиваться безопасным и упорядоченным образом” (преамбула). На это направлены прежде всего те единые требования к технике безопасности аэронавигации, которые содержатся в самой Конвенции и в 18 приложениях к ней. Эти требования нуждаются в постоянном уточнении и обновлении с учетом научно-технического прогресса в области авиации. Выполнение данной задачи возложено на ИКАО. С этой целью государства в рамках ИКАО периодически, по мере необходимости, разрабатывают международные регламенты (правила, стандарты, рекомендации и т. д.), которые касаются: годности воздушных судов к полетам и квалификации летного и технического персонала; регистрации воздушных судов и бортовой документации; систем связи и аэронавигационных карт; характеристик аэропортов и посадочных площадок; правил полетов и практики управления воздушным движением, а также всех других вопросов, касающихся безопасности и эффективности аэронавигации.

В целом регламенты ИКАО способствуют повышению безопасности и эффективности международной гражданской авиации, поскольку они содействуют практическому внедрению различными государствами единых или сходных летно-технических норм и правил полетов гражданских самолетов, основанных на новейших достижениях в области международной аэронавигации.

В связи со случаями захвата и угона гражданских воздушных судов, которые подрывали безопасность воздушных сообщений, в ИКАО было разработано специальное Приложение 17 к Чикагской конвенции — “Безопасность. Защита гражданской авиации от актов незаконного вмешательства”. В приложении подчеркивается, что во всех вопросах, связанных с защитой международной гражданской авиации от актов незаконного вмешательства, первостепенное значение имеет безопасность пассажиров, экипажа, наземного персонала и общества в целом.

По инициативе и под эгидой ИКАО в 70-х годах были разработаны международные конвенции, направленные на организацию и развитие сотрудничества государств по борьбе с незаконным вмешательством в деятельность гражданской авиации: Гаагская конвенция о борьбе с незаконным захватом воздушных судов 1970 года и Монреальская конвенция о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности гражданской авиации, 1971 года. В этих конвенциях захват находящегося в полете воздушного судна с помощью силы или угрозы ее применения либо другой формы запугивания признается тяжким уголовным преступлением.

В Монреальской конвенции уточнен и расширен (по сравнению с Гаагской конвенцией) перечень преступных актов, угрожающих безопасности гражданской авиации: насилие в отношение лиц, находящихся на борту воздушного судна в полете; разрушение или повреждение воздушного судна, находящегося в эксплуатации; разрушение, повреждение или вмешательство в эксплуатацию наземного аэронавигационного оборудования; сообщение заведомо ложных сведений, создающих угрозу безопасности полета воздушного судна.

Государства — участники этих конвенций обязаны применять в отношении всех таких преступлений суровые меры наказания. Как отмечено выше, в 1988 году принят Протокол к Монреальской конвенции 1971 года, который направлен на борьбу с незаконными актами насилия в аэропортах, обслуживающих международные полеты.

Неуклонное соблюдение всеми государствами принципа обеспечения безопасности — важное условие дальнейшего развития международных воздушных сообщений, которые в наше время играют существенную роль в укреплении политических, экономических, культурных и других связей между странами и народами. (Колосов)

 

 

Полеты над открытым морем, международными проливами и архипелажными водами.

1. Над открытым морем действует принцип свободы полетов, являющийся реализацией принципа свободы открытого моря, который закреплен в Женевской конвенции об открытом море 1958 года, а также в Конвенции ООН по морскому праву 1982 года. Однако эта “свобода” не является безграничной. Воздушные суда при полетах над открытым морем обязаны соблюдать ряд требований международного права.

Прежде всего воздушное судно, как и при полетах над государственной территорией, должно иметь национальные и регистрационные знаки. Им должен управлять экипаж, имеющий соответствующую подготовку и квалификацию. Воздушное судно не должно совершать преднамеренных маневров и действий, угрожающих безопасности морских и воздушных судов, установок и сооружений в открытом море, а также находящимся на них лицам и имуществу, загрязнять открытое море.

Над открытым морем положения Приложения 2 действуют без каких-либо исключений. Это объясняется необходимостью поддержания в интересах безопасности воздушного движения единого режима полетов над открытым морем. В пределах государственной территории такой единый режим устанавливает само государство. В отношении открытого моря эту роль взяла на себя ИКАО. Однако в отдельных его районах применяется и ряд национальных правил прибрежных государств, поскольку Приложение 2 устанавливает только основные, наиболее общие требования к полетам.

В целях обеспечения безопасности влета на государственную территорию со стороны открытого моря и регулирования безопасной аэронавигации в отдельных его районах государствам разрешается (в лице, как правило, органов УВД) контролировать определенные участки воздушного пространства над открытым морем. Это, однако, не означает распространения суверенитета прибрежных государств на эти районы или их юрисдикции на иностранные воздушные суда.

Некоторые государства установили так называемые “зоны безопасности” или “зоны опознания”, при полете в которых воздушные суда иностранных государств вынуждены соблюдать особые требования.

Такие зоны установили, например, США над прибрежными водами открытого моря в Атлантическом и Тихом океанах. Воздушное судно, направляющееся в США со стороны открытого моря, должно сообщить свое местонахождение, направление и план полета при вхождении в такую зону. Подобные зоны установлены Канадой, Грецией и Южной Кореей. По правилам, установленным Южной Кореей, самолеты, не сообщившие время, маршрут и высоту полета при входе в такую зону, могут быть признаны нарушителями воздушного пространства Южной Кореи. В определенной степени это противоречит общепризнанному принципу, согласно которому на воздушное судно в открытом море распространяется юрисдикция государства его регистрации.

Регулирование полетов над международными проливами обладает некоторым своеобразием. Существует несколько видов проливов. К одним из них относятся проливы, соединяющие различные районы открытого моря или исключительной экономической зоны и имеющие значение мировых водных путей: Балтийские, Гибралтарский, Ла-Манш (Английский канал), Мозамбикский, Корейский, Дрейка, Па-де-Кале (Дуврский), Сингапурский, Магелланов, Баб-эль-Мандебский и др. Пролет над такими проливами подчиняется всем нормам и правилам, действующим в отношении открытого моря вообще, если эти проливы не перекрываются территориальными водами прибрежного государства. В последнем случае действует правило “транзитного пролета”, который должен производиться быстро и непрерывно и единственно с целью перелета из одной части открытого моря (или исключительной экономической зоны) в другую его часть (или исключительную экономическую зону).

Еще одну категорию составляют проливы, соединяющие открытое море с морями типа Черного и являющиеся единственным выходом из последних. В этом случае режим проливов, в смысле правил прохода через них морских судов, пролета воздушных судов, регулируется особыми международными соглашениями. Так, режим проливов Босфор и Дарданеллы определен Конвенцией о режиме Черноморских проливов, подписанной в Монтрё в 1936 году.

В соответствии с положениями ст. 23 Конвенции гражданские воздушные суда, осуществляющие регулярные полеты, могут пересекать зону указанных проливов по маршрутам, установленным турецким правительством, при обязательном уведомлении об утвержденной в расписании полета дате. При нерегулярных полетах такое уведомление должно направляться за три дня до полета.

Полеты воздушных судов над проливами Балтийского моря (Большой и Малый Бельты и Эресунн, он же Зунд) регламентируются международными конвенциями и специальными правилами, издаваемыми Данией.

Сходным с “транзитным пролетом” является пролет над водами архипелажного государства. Правом на архипелажный пролет обладают все воздушные суда либо над традиционными международными морскими путями, либо в пределах специальных воздушных коридоров, устанавливаемых архипелажным государством.

Для установления четких критериев в обслуживании международных полетов над открытым морем (аэронавигационный контроль и обеспечение полетной информации) ИКАО установила четыре основные категории воздушного пространства над открытым морем: консультативное, контролируемое, опасные зоны, зоны ограниченного режима полетов.

Консультативное воздушное пространство — район над открытым морем, в пределах которого воздушным судам предоставляются полетная информация и ограниченное обслуживание диспетчерской службой лишь в целях оптимального рассредоточения воздушных судов в данном районе. Как правило, такое воздушное пространство включает районы и маршруты над открытым морем, где диспетчерская служба по каким-либо причинам (к примеру, в силу удаленности от береговой линии) не может управлять воздушным движением, а соответствующее государство не может нести ответственность за безопасность международных полетов.

Контролируемое воздушное пространство — район открытого моря, в пределах которого диспетчерская служба обеспечивает управление воздушным движением, а соответствующее (прибрежное) государство несет ответственность за обеспечение безопасности полетов. В пределах такого пространства следует выделить контролируемые воздушные трассы и контролируемые аэродромные зоны.

Международные воздушные трассы представляют собой часть контролируемого воздушного пространства в виде коридора шириной 10—15 миль. Контролируемые аэродромные зоны над открытым морем устанавливаются прибрежным государством для обеспечения взлета и посадки воздушных судов.

Такие зоны могут иметь протяженность вокруг аэродромов в радиусе до 50—60 миль, то есть выходить за пределы территориальных вод в случаях, когда аэродром расположен на бepeгy или вблизи от берега. Расширение аэродромной зоны за пределы территориальных вод прибрежное государство вправе производить в одностороннем порядке, однако это не влечет за собой распространения действия государственного суверенитета на эти зоны.

Опасная зона — район открытого моря, в пределах которого может возникать опасность для полетов воздушных судов.

Зона ограниченного режима полетов — воздушное пространство над открытым морем, в пределах которого производство полетов временно ограничено. В качестве примера можно привести ограничения, устанавливаемые различными государствами для плавания и полетов в определенных районах открытого моря во время испытания межконтинентальных ракет.

Большое значение для регулирования международных полетов вообще и над открытым морем в частности имеют документы региональных конференций ИКАО, в которых определяются наиболее экономичные международные трассы над открытым морем, промежуточные пункты посадки (международные аэропорты), даны рекомендации по организации управления воздушным движением по установленным трассам, обеспечению связи, метеоинформации и др.

В соответствии с решениями региональных конференций установлены следующие районы, для которых разрабатываются специальные аэронавигационные планы: Африка — Индийский океан, Средиземное море — Восточная Азия, Северная Атлантика — Северная Америка — Тихий океан, Карибское море — Северная Америка, Европа — Средиземное море. (Колосов)

 

 

 

Правовое регулирование международных воздушных сообщений.

1. Понятие международных воздушных сообщений (перевозок) обычно раскрывается через следующие коммерческие права (или “свободы воздуха”):

1. Право на транзитный полет без посадки на территории государства, предоставляющего это право.

2. Право транзитного полета с посадкой, но не в коммерческих целях, то есть без выгрузки или погрузки пассажиров, грузов и почты (в основном для заправки топливом).

3. Право привозить в иностранное государство пассажиров, грузы и почту, которые были взяты на борт в государстве регистрации (национальности) воздушного судна.

4. Право увозить из иностранного государства пассажиров, грузы и почту, которые летят в государство регистрации (национальности) воздушного судна.

5. Право высаживать на территории иностранного государства пассажиров, выгружать грузы и почту, а равно брать их на борт на территории такого государства для перевозки из любых третьих стран или в любые третьи страны.

Кроме этих основных “свобод воздуха” существуют также:

6. Право осуществлять перевозку между третьими странами через свою территорию.

7. Право осуществлять перевозки между третьими странами, минуя свою территорию.

До заключения Чикагской конвенции авиакомпании развитых западных стран использовали также восьмую “свободу воздуха” — право осуществлять так называемые каботажные перевозки, начало и окончание которых полностью находятся в пределах иностранного государства. В соответствии со ст. 7 Чикагской конвенции такие перевозки запрещены на исключительной основе.

В настоящее время все указанные виды “свобод воздуха” применяются к воздушным судам не только государства регистрации, но и государства-эксплуатанта (арендующего воздушные суда), поскольку последнее самостоятельно договаривается о коммерческих правах при выполнении воздушных перевозок на арендованных воздушных судах.

В Заключительный акт Чикагской конвенции 1944 года включена стандартная форма двусторонних соглашений об обмене коммерческими правами в регулярном международном воздушном сообщении (Чикагская стандартная форма), предусматривающая взаимное предоставление всех пяти “свобод воздуха”.

Одним из наиболее популярных, послуживших образцом для большого числа двусторонних соглашений явилось соглашение между США и Великобританией 1946 года (“Бермуды-I”).

Основные принципы чикагско-бермудского типа двусторонних соглашений о воздушных сообщениях с некоторыми изъятиями были восприняты в практике заключения таких соглашений многими странами.

С середины 70-х годов резко обостряется конкуренция на рынке авиаперевозок.

В очередном заявлении президента США о политике в области международного воздушного транспорта на 1976 год были заложены основные черты будущей концепции “дерегулирования”: либерализация чартерных перевозок; свободный доступ к рынкам; гибкость тарифов (свободные цены на чартеры и отказ от субсидирования тарифов на регулярные перевозки); курс на “эффективную конкуренцию” между авиакомпаниями в двусторонних отношениях. Тем самым США пошли на фактическое нарушение принципов, заложенных в “Бермудах-I”. Денонсация Великобританией 21 июня 1976 г. Бермудского соглашения 1946 года была вынужденной реакцией на эти шаги.

В октябре 1978 года президент США подписал Закон о дерегулировании деятельности авиапредприятий на внутренних авиалиниях, а в конце 1979 года конгресс США принял Закон о конкуренции на международном воздушном транспорте, который фактически распространил положение Закона 1978 года на международные воздушные перевозки. Положения Закона 1979 года предусматривают применение к тем государствам, которые не согласятся на методы “свободной конкуренции”, “санкций”, доходящих до “прекращения, приостановления или изменения разрешения иностранному перевозчику выполнять полеты в США”.

В русле “политики дерегулирования” США заключили соответствующие договоры с Нидерландами, Перу, ФРГ, Бельгией, Южной Кореей, Сингапуром, Таиландом, Ямайкой, Чили и другими странами. Но только в одном случае (соглашение с ФРГ) США пошли на то, чтобы “открыть небо” США без ограничений для всех видов авиаперевозок и на всех маршрутах (в ответ ФРГ пришлось подписаться под семью “пунктами Картера” о дерегулировании). Бельгии была предоставлена “свобода” только по грузам. В остальных соглашениях США стремятся не перейти ту грань, за которой “либерализация” давала бы возможность всем иностранным перевозчикам действительно конкурировать с перевозчиками США.

Заключение Соединенными Штатами двусторонних соглашений о дерегулировании с отдельными странами ipso facto создало новую ситуацию на рынке воздушных перевозок. Она заключается в том, что различные страны конкретного региона оказываются в неравных условиях: авиакомпании одних выполняют перевозки без ограничений или с минимальными ограничениями в отношении коммерческих прав и условий их реализации; авиакомпании других ориентируются на строгие рамки традиционных (чикагско-бермудских) условий, содержащихся в соглашениях о воздушном сообщении. Это вынуждает вторую группу стран каким-либо образом вносить коррективы в традиционные формы регламентации международных воздушных сообщений.

Директивой от 25 июля 1983 г. частичный “либеральный” режим санкционирован Европейским советом в отношении внутрирегиональных воздушных сообщений между странами Западной Европы. Указанный режим распространяется только на полеты воздушных судов емкостью не более 70 мест или с максимальным взлетным весом 30 г.

Новой тенденцией в регулировании коммерческих прав в западноевропейском регионе является закрепление в двусторонних соглашениях о воздушном сообщении (в частности, в соглашениях Великобритании, заключенных в 1984 г. с Нидерландами, ФРГ и Люксембургом) принципа “открытых регулярных маршрутов”, в соответствии с которым правами по пятой “свободе” договаривающиеся стороны пользуются по соглашению между компетентными авиационными органами (а не правительствами). Это, безусловно, не означает изменения субъектов, обладающих правом на международные воздушные сообщения. Такими субъектами остаются государства, делегирующие реализацию своих прав национальным компетентным органам. Одновременно применение данного принципа предполагает взаимное предоставление государствами привилегий на полеты в любые пункты территории друг друга. Требование назначать для выполнения полетов только одну авиакомпанию сохраняется на маршрутах с низким объемом перевозок, где условия для конкуренции весьма ограничены.

Двусторонние межправительственные соглашения о воздушном сообщении России являются основной формой разрешений, выдаваемых правительством России на полеты иностранных воздушных судов в ее воздушном пространстве. В этих соглашениях содержатся также положения об условиях эксплуатации авиалиний с учетом российского законодательства, об открытии на основе взаимности представительств авиапредприятий обеих стран для выполнения задач, связанных с обслуживанием воздушных судов и пассажиров, для решения конкретных вопросов авиационных перевозок.

Коммерческие права авиапредприятий конкретизируются в заключаемых между-ними коммерческих соглашениях. В них определяются расписания полетов, порядок продажи авиабилетов, тарифы, предоставление различного рода услуг, включая техническое обслуживание самолетов. Коммерческие соглашения тесно связаны с практической реализацией межправительственных двусторонних соглашений о воздушных сообщениях, и поэтому их разработка и заключение происходят под контролем ведомств гражданской авиации и с учетом положений многосторонних соглашений в области международной гражданской авиации. (Колосов)

 

 

 

Правовой статус воздушного судна и экипажа.

1. Правовой статус воздушного судна. Воздушное судно обладает национальной принадлежностью, определяемой по факту регистрации его в том или ином государстве. Принцип национальной принадлежности создает непосредственную (публично-правовую) связь между государством регистрации и воздушным судном, которое таким образом пользуется защитой этого государства. Зарегистрированное воздушное судно заносится в государственный реестр.

От указанного принципа следует отличать гражданско-правовые вопросы собственности, владения и пользования воздушным судном. Гражданские воздушные суда могут находиться в собственности государства, кооперативных и общественных организаций.

Во многих странах гражданское воздушное судно является объектом гражданского права, права частной собственности. Оно может быть продано, куплено, заложено, арендовано, подарено, входить в состав наследственного имущества и т. п.

В международных воздушных сообщениях принципиальное значение имеет деление воздушных судов на гражданские и государственные. К последним, согласно ст. 3 Чикагской конвенции, относятся воздушные суда, используемые на военной, таможенной и полицейской службе.

Правовой статус экипажа. Действуя в пределах своих служебных полномочий, члены экипажа являются представителями эксплуатанта (владельца) судна, который отвечает за их действия.

Каждый член экипажа выполняет строго определенные функции. Командир воздушного судна несет в целом ответственность за воздушное судно, других членов экипажа, пассажиров и грузы в пределах определенного периода времени.

В международном воздушном праве не существует документа, который бы в целом определял правовое положение экипажа. Отдельные права экипажа и командира в отношении принятия мер по предотвращению и пресечению преступных действий на борту во время полета содержатся в гл. III Токийской конвенции 1963 года.

Некоторые общие требования к свидетельствам членов экипажа зафиксированы в ст. 32 и 33 Чикагской конвенции, а также в Приложении 1 к ней.

В целом же правовое положение экипажа определяется национальным законодательством государства регистрации воздушного судна. Во многих странах в состав экипажа не могут входить иностранные граждане. Однако ряд стран, не располагающих достаточными авиационными кадрами, прибегают к услугам иностранного авиационного персонала. (Колосов)

 

 

Понятие, источники и предмет международного космического права.

1. Международное космическое право — это совокупность международных принципов и норм, устанавливающих правовой режим космического пространства, включая небесные тела, и регулирующих права и обязанности участников космической деятельности.

Эти права и обязанности вытекают как из общих принципов и норм международного права, регулирующих все области международных отношений, так и из специальных принципов и норм, отражающих особенности космического пространства и космической деятельности.

Международное космическое право формируется в основном как договорное.

Основными договорными источниками являются: Договор о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела, 1967 года (Договор по космосу); Соглашение о спасании космонавтов, возвращении космонавтов и возвращении объектов, запущенных в космическое пространство, 1968 года (Соглашение о спасании космонавтов); Конвенция о международной ответственности за ущерб, причиненный космическими объектами, 1972 года; Конвенция о регистрации объектов, запускаемых в космическое пространство, 1974 года; Соглашение о деятельности государств на Луне и других небесных телах 1979 года (Соглашение о Луне).

Отдельные нормы международного космического права содержатся также в других международных договорах, регулирующих правоотношения в военной сфере, в области использования радиосвязи и др.

В случае, если государство не является участником указанных договоров или какой-либо вопрос договорами не урегулирован, действуют обычно-правовые нормы. Их содержание раскрывается в серии резолюций Генеральной Ассамблеи ООН, отражающих всеобщую практику (например, право на осуществление телевизионного вещания с помощью спутников, разграничение воздушного и космического пространств на высоте около 100 км над уровнем моря и др.).

Предметом международного космического права является регулирование международных отношений в процессе космической деятельности (правоотношения субъектов при запуске космических объектов, в процессе использования космической техники для практических целей и т. д.). (Колосов)

 

 

 

Объект и субъекты международного космического права.

1. Объектом международного космического права являются космическое пространство (надземное пространство, начиная с высоты около 100 км над уровнем моря), планеты Солнечной системы, Луна, искусственные космические объекты и их составные части, космические экипажи, деятельность по исследованию и использованию космического пространства и небесных тел, результаты космической деятельности (например, данные дистанционного зондирования Земли из космоса, материалы, доставленные с небесных тел на Землю, и др.).

Субъектами международного космического права являются субъекты международного публичного права, то есть главным образом это государства и международные межправительственные организации, в том числе, разумеется, и те, которые сами непосредственно космической деятельности не осуществляют. (Колосов)

 

 

Основные принципы международного космического права.

1. Принципы международного космического права закреплены в Договоре о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела, 1967 года.

Выделяют следующие принципы международного космического права: исследование и использование космоса на благо всего человечества; равное право всех государств на исследование и использование космоса; запрещение национального присвоения космоса; соответствие космической деятельности международному праву; свобода космоса для научных исследований; использование Луны и других небесных тел исключительно в мирных целях; международная ответственность государств за всю национальную космическую деятельность; международная ответственность государств за ущерб, причиненный космическими объектами; сотрудничество и взаимная помощь государств при исследовании и использовании космоса; сохранение государствами юрисдикции и контроля над космическими объектами, занесенными в их регистры; обязанность государств избегать вредного загрязнения космоса.

По договору за государствами признаются следующие права:

— осуществлять исследование и использование космического пространства и небесных тел без какой бы то ни было дискриминации на основе равенства, при свободном доступе во все районы небесных тел;

— свободно осуществлять в космическом пространстве и на небесных телах научные исследования;

— использовать любое оборудование или средства и военный персонал для научных исследований небесных тел или каких-либо иных мирных целей;

— сохранять юрисдикцию и контроль над запущенными космическими объектами и их экипажами, а также право собственности в отношении космических объектов вне зависимости от их местонахождения;

— запрашивать проведение консультаций с государством, планирующим деятельность или эксперимент в космосе, когда есть основание полагать, что они создадут потенциально вредные помехи деятельности других государств по мирному исследованию и использованию космоса;

— обращаться с просьбами о предоставлении возможности для наблюдения за полетом своих космических объектов (с целью заключения соглашений о размещении на территориях других государств станций слежения);

— право посещать (на основе взаимности и после заблаговременного уведомления) все станции, установки и космические корабли на небесных телах.

Договор налагает на государства ряд обязательств:

— содействовать международному сотрудничеству в научных исследованиях космоса;

— осуществлять деятельность по исследованию и использованию космоса в соответствии с международным правом, включая Устав ООН, в интересах поддержания международного мира и безопасности и развития международного сотрудничества и взаимопонимания;

— оказывать космонавтам других государств помощь в случае бедствия и вынужденной посадки (в любом месте за пределами запускающего государства) и незамедлительно возвращать их запустившему государству;

— незамедлительно информировать другие государства или Генерального секретаря ООН об установленных космических явлениях, которые могли бы представить опасность для жизни или здоровья космонавтов;

— нести международную ответственность за деятельность в космосе своих правительственных органов и неправительственных юридических лиц;

— нести международную ответственность за ущерб, причиненный космическими объектами;

— возвращать запустившему государству по его просьбе космические объекты, обнаруженные где-либо за пределами запускающего государства;

— учитывать соответствующие интересы других государств при исследовании космоса;

— принимать меры для избежания вредного загрязнения космоса и неблагоприятных изменений земной среды;

— проводить международные консультации перед проведением эксперимента, чреватого вредными последствиями;

— на равных основаниях рассматривать просьбы других государств о предоставлении им возможности для наблюдения за полетом космических объектов (т. е. о размещении станций наблюдения);

— в максимально возможной и практически осуществимой степени информировать Генерального секретаря ООН, общественность и международное научное сообщество о характере, месте, ходе и результатах своей космической деятельности;

— открывать на основе взаимности для представителей других государств все станции, установки и космические корабли на небесных телах.

Договор запрещает:

— провозглашать суверенитет на космическое пространство и небесные тела и осуществлять их национальное присвоение или оккупацию;

— выводить на орбиту и устанавливать на небесных телах любые объекты с ядерным оружием или другими видами оружия массового уничтожения;

— использовать Луну и другие небесные тела в немирных целях;

— присваивать космические объекты других государств вне зависимости от места их обнаружения.

Как можно видеть, права и обязанности вытекают из договора как для государств, осуществляющих запуск космических объектов, так и для других государств. (Колосов)

 

 

 

Правовой режим космического пространства и небесных тел.

1. Большинство элементов этого режима идентично для космоса и небесных тел. В Договоре по космосу почти во всех статьях используется термин “космическое пространство, включая Луну и другие небесные тела”, то есть не проводится принципиального различия с точки зрения их правового режима.

Согласно нормам международного космического права, космическое пространство и небесные тела открыты для исследования и использования всеми государствами на основе равенства, без какой бы то ни было дискриминации. Они не подлежат национальному присвоению ни путем провозглашения на них суверенитета, ни путем использования или оккупации, ни какими-либо другими средствами. Вместе с тем необходимо учитывать и различия в режимах космического пространства и небесных тел. Луна и другие небесные тела, в отличие от космоса, должны использоваться исключительно в мирных целях. На них запрещаются создание военных баз, сооружений и укреплений, испытание любых типов оружия, проведение военных маневров, угроза силой или применение силы, любые другие враждебные действия или угроза их совершения.

По Соглашению о Луне 1979 года Луна и ее природные ресурсы являются общим наследием человечества. Участники этого соглашения обязались установить международный режим эксплуатации природных ресурсов Луны, когда возможность такой эксплуатации станет реальностью.

Особое значение имеет часть космического пространства, известная как геостационарная орбита (ГСО). ГСО представляет собой пространственное кольцо на высоте около 36 тыс. км в плоскости земного экватора. Запущенный в это пространство спутник совершает обороты с угловой скоростью, равной угловой скорости вращения Земли вокруг своей оси. В результате этого феномена спутник постоянно находится в практическинеподвижном состоянии относительно поверхности Земли, как бы зависая над определенной точкой. Это создает оптимальные условия для некоторых видов практического использования спутников (например, для осуществления непосредственного телевизионного вещания).

Ряд экваториальных стран в 1976 году на конференции в Боготе (Колумбия) заявили свои претензии на сегменты ГСО, соответствующие их территориям, что противоречит принципу неприсвоения космоса. (Колосов)

 

 

 

Правовой статус космонавтов и космических объектов.

1. Согласно Договору по космосу, космонавты рассматриваются как “посланцы человечества в космос”. По мнению большинства юристов, это положение носит скорее торжественно-декларативный, а не конкретно-юридический характер и не должно толковаться как предоставляющее космонавту наднациональный статус некоего “гражданина мира”. Однако в 1990 году юристы России, США и ФРГ разработали проект Конвенции о пилотируемых космических полетах, в котором данное положение наполняется реальным юридическим содержанием. Международный институт космического права передал этот неофициальный проект Юридическому подкомитету Комитета ООН по использованию космического пространства в мирных целях. Согласно этому проекту, термин “экипаж” применяется к лицам, осуществляющим профессиональную деятельность в ходе космического полета. Подразумевается, что на борту космического объекта помимо экипажа могут находиться и другие лица. Проект содержит перечень полномочий командира пилотируемого космического объекта. Государства обязаны в максимально возможной степени обеспечивать безопасность лиц, принимающих участие в исследовании и использовании космического пространства. Одна из статей посвящена оказанию космическими экипажами взаимопомощи в космосе.

Конкретные характеристики правового статуса космонавтов и космических объектов (имеются в виду объекты искусственного происхождения, т. е. созданные человеком, в отличие от небесных тел) зафиксированы в международных договорах.

Государства обязаны оказывать космонавтам всемерную помощь в случае аварии, бедствия, вынужденной или непреднамеренной посадки на иностранной территории либо в открытом море. В этих ситуациях космонавты должны быть в безопасности и незамедлительно возвращены государству, в регистр которого занесен их космический корабль. При осуществлении деятельности в космосе, включая небесные тела, космонавты различных государств должны оказывать друг другу возможную помощь.

Государства обязаны срочно информировать об установленных ими явлениях в космическом пространстве, которые могли бы представлять опасность для жизни или здоровья космонавтов. Экипаж космического корабля во время нахождения в космическом пространстве, в том числе и на небесном теле, остается под юрисдикцией и контролем государства, в регистр которого занесен этот корабль. Права собственности на космические объекты и их составные части остаются незатронутыми во время их нахождения в космическом пространстве, на небесном теле или по возвращении на Землю. Космические объекты, обнаруженные вне пределов территории запустившего их государства, должны быть ему возвращены. Однако если вышеупомянутое обязательство возвращать космонавтов запустившему космический корабль государству является безусловным и это государство не обязано возмещать расходы, понесенные при проведении операций по поиску и спасанию его космонавтов, то обязательство возвращать космические объекты или их составные части запустившему их государству не является безусловным: для возвращения космических объектов или их составных частей запустившему их государству необходимо, чтобы данное государство, во-первых, попросило об этом и, во-вторых, представило по требованию опознавательные данные. Расходы, понесенные при проведении операций по обнаружению и возвращению космического объекта или его составных частей запустившему их государству, покрываются этим государством.

По Конвенции о регистрации объектов, запускаемых в космическое пространство, 1976 года каждый запускаемый в космос объект подлежит регистрации путем занесения в национальный реестр. Генеральный секретарь ООН ведет реестр космических объектов, в который заносятся данные, представляемые запускающими государствами в отношении каждого космического объекта. (Колосов)

 

 

Правовой режим Арктики.

Режим Арктики действует в районе, который охватывает Северный Ледовитый океан и прилегающие к нему части материков, включая острова и архипелаги. В отношении морских пространств Арктики действуют нормы международного морского права (например, Конвенция ООН по морскому праву 1982 года). В районе Арктики установлено свободное судоходство, кроме того возможны стоянки военных подводных кораблей, имеющих ядерное оружие. По инициативе Канады и СССР (России), обладающих наибольшими приполярными побережьями, установилась система северных полярных секторов, верхней точкой которых является Северный полюс, а точками основания – выходы национальной границы к морскому побережью Северного Ледовитого океана. Кроме СССР (России) и Канады, такие сектора имеют США, Дания и Норвегия. Постановлением Президиума ЦИК СССР от 15 апреля 1926 года объявляются территорией Союза ССР (России) все как открытые, так и могущие быть открытыми в дальнейшем земли и острова, расположенные в Северном Ледовитом океане, к северу от побережья Союза ССР (России) до Северного полюса в пределах между меридианами 32°4’35’’ восточной долготы и 168°49’30’’ западной долготы, исключая восточную часть архипелага Шпицберген, принадлежащего Норвегии по международному договору 1920 года.

 

Правовой режим Антарктики.

Режим Арктики действует в районе, который охватывает Северный Ледовитый океан и прилегающие к нему части материков, включая острова и архипелаги. В отношении морских пространств Арктики действуют нормы международного морского права (например, Конвенция ООН по морскому праву 1982 года). В районе Арктики установлено свободное судоходство, кроме того возможны стоянки военных подводных кораблей, имеющих ядерное оружие. По инициативе Канады и СССР (России), обладающих наибольшими приполярными побережьями, установилась система северных полярных секторов, верхней точкой которых является Северный полюс, а точками основания – выходы национальной границы к морскому побережью Северного Ледовитого океана. Кроме СССР (России) и Канады, такие сектора имеют США, Дания и Норвегия. Постановлением Президиума ЦИК СССР от 15 апреля 1926 года объявляются территорией Союза ССР (России) все как открытые, так и могущие быть открытыми в дальнейшем земли и острова, расположенные в Северном Ледовитом океане, к северу от побережья Союза ССР (России) до Северного полюса в пределах между меридианами 32°4’35’’ восточной долготы и 168°49’30’’ западной долготы, исключая восточную часть архипелага Шпицберген, принадлежащего Норвегии по международному договору 1920 года.

 

 

 

 

 

 

 

Понятие, становление и сущность международного экономического права.

Возникновение международного экономического права (МЭП). Международно-правовое регулирование экономических, прежде всего торговых, взаимоотношений между государствами возникло в глубокой древности. Торговые отношения с давних пор являются одним из предметов международных договоров, причем изначально моральным и правовым принципом признавалась свобода торговых отношений. Еще во II веке н. э. древнеримский историк Флор отмечал: “Если прерваны торговые сношения, нарушен союз человеческого рода”. Гуго Гроций (XVII в.) указывал, что “никто не вправе препятствовать взаимным торговым отношениям любого народа с любым другим народом”. Именно этот принцип jus commercii — право свободы торговли (торговля понимается в широком смысле) — становится основополагающим для международного экономического права.

В XVII веке появляются первые специальные международные торговые договоры. К XX веку сложились некоторые специальные принципы, институты и международно-правовые доктрины, относящиеся к регулированию экономических взаимоотношений государств: “равных возможностей”, “капитуляций”, “открытых дверей”, “консульской юрисдикции”, “приобретенных прав”, “наиболее благоприятствуемой нации”, “национального режима”, “недискриминации” и др. В них нашли отражение противоречия между интересами свободы торговли и стремлением к монополизации внешних рынков или к протекционистскому ограждению собственного рынка.

Появление новых форм международного экономического и научно-технического сотрудничества в XIX—XX веках вызвало к жизни новые виды договоров (соглашения о товарообороте и платежах, клиринговые, по вопросам транспорта, связи, промышленной собственности и др.), а также создание многочисленных международных экономических и научно-технических организаций. Особенно бурно этот процесс развивался после окончания второй мировой войны. В Уставе ООН в качестве одной из ее целей указывается осуществление международного сотрудничества в решении международных проблем экономического характера (ст. 1).

Во второй половине XX века в Европе возникают особые экономические интеграционные международные организации — Европейские Сообщества и Совет Экономической Взаимопомощи. В 1947 году был заключен первый в истории многосторонний торговый договор — Генеральное соглашение о тарифах и торговле (ГАТТ), на базе которого образовалось особого рода международное учреждение, объединяющее ныне свыше ста государств.

Определение МЭП. Международное экономическое право можно определить как отрасль международного публичного права, которая представляет собой совокупность принципов и норм, регулирующих экономические отношения между государствами и другими субъектами международного права.

Предмет МЭП — международные экономические многосторонние и двусторонние отношения между государствами, а также другими субъектами международного публичного права. К экономическим можно отнести торговые, коммерческие отношения, а также отношения в сферах производственной, научно-технической, валютно-финансовой, транспорта, связи, энергетики, интеллектуальной собственности, туризма и т. п.

В современной правовой литературе западных стран были выдвинуты две основные концепции МЭП. Согласно одной из них, МЭП — отрасль международного публичного права и предметом ее являются экономические отношения субъектов международного права (Г. Швар-ценбергер и Я. Броунли — Великобритания; П. Верлорен ван Темаат — Нидерланды; В. Леви — США; П. Вейль — Франция; П. Пиконе— Италия и др.). Господствующей же в настоящее время в западной литературе можно считать концепцию, по которой источником норм МЭП является как международное право, так и внутригосударственное, а МЭП распространяет свое действие на все субъекты права, участвующие в коммерческих отношениях, выходящих за пределы одного государства (А. Левенфельд — США; П. Фишер, Г. Эрлер, В. Фикент-шер — ФРГ; В. Фридман, Е. Питерсман — Великобритания; П. Рейтер — Франция и др.). Эта вторая концепция смыкается и с выдвигаемыми на Западе теориями транснационального права, направленными на то, чтобы уравнять в качестве субъектов международного права государства и так называемые транснациональные корпорации (В. Фридман и др.).

В правовой литературе развивающихся стран получила распространение концепция “международного права развития”, которая делает акцент на особых правах развития наиболее бедных стран.

В отечественной науке В. М. Корецкий еще в 1928 году выдвинул теорию международного хозяйственного права как межотраслевого права, включающего регулирование международно-правовых (публичных) и гражданско-правовых отношений. И. С. Перетерский, с другой стороны, выступил в 1946 году с идеей международного имущественного права как отрасли международного публичного права. По пути развития этой идеи пошли дальнейшие разработки многих отечественных ученых.

СССР внес солидный вклад в разработку и утверждение многих нормативных актов, лежащих в основе современной концепции МЭП. СССР был также одним из инициаторов созыва в 1964 году в Женеве Конференции ООН по торговле и развитию, переросшей в международную организацию (ЮНКТАД).

Субъекты МЭП. Исходя из понимания МЭП как отрасли международного публичного права, логично считать, что субъекты МЭП те же, что и вообще субъекты в международном праве. Государства, разумеется, вправе непосредственно участвовать во внешнеэкономической гражданско-правовой, коммерческой деятельности. “Торгующее государство”, оставаясь субъектом международного права, может выступать также как субъект национального права другого государства, например, заключив с иностранным контрагентом сделку с подчинением ее иностранной юрисдикции. Это, однако, само по себе не лишает государство присущих ему иммунитетов. Для отказа от иммунитетов (в том числе юрисдикционного, судебно-исполнительного) необходимо явно выраженное волеизъявление самого государства.

 

 

 

Источники международного экономического права.

1. Характерным для МЭП, еще находящегося в стадии становления в виде особой отрасли права, является обилие рекомендательных норм, имеющих своим источником решения международных организаций и конференций. Особенностью таких норм является то, что они не императивны. Они не только “рекомендуют”, но и сообщают правомерность, в частности, таким действиям (бездействию), которые были бы неправомерны при отсутствии рекомендательной нормы. Например, Конференция ООН по торговле и развитию 1964 года приняла известные Женевские принципы, в которых, в частности, содержалась рекомендация о предоставлении развивающимся странам в изъятие из принципа наиболее благоприятствуемой нации преференциальных таможенных льгот (скидок с таможенного тарифа). Такие льготы были бы неправомерны при отсутствии соответствующей рекомендательной нормы.

Международные договоры. В современном мире центр тяжести постепенно смещается в сторону многостороннего экономического сотрудничества. С точки зрения выработки норм МЭП особо важное значение имеет заключение многосторонних договоров. Именно многосторонние договоры составляют сердцевину МЭП.

Примерами универсальных международных экономических договоров являются Генеральное соглашение по тарифам и торговле 1947 года, а также получившие широкое распространение многосторонние соглашения по сырьевым товарам.

Однако, несмотря на значение многосторонних связей, в своей подавляющей части сотрудничество в экономической сфере осуществляется на основе двусторонних договоров.

Среди международных договоров, регулирующих двусторонние экономические отношения, следует выделить договоры общего, рамочного политического характера, в частности договоры о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи. Наряду с основными политическими обязательствами сторон в них закрепляются обязательства по расширению экономического сотрудничества, по содействию заключению коммерческих сделок и т. п.

Но наиболее существенное значение для формирования норм международного экономического права имеют некоторые специальные виды международных договоров.

К ним относятся торговые договоры, которые могут именоваться также договорами о торговле и мореплавании и т. д. Главное в них — закрепление, как правило, определенного вида торгово-экономического режима во взаимных отношениях государств и их физических и юридических лиц. Это — режим наибольшего благоприятствования, национальный режим, преференциальный, недискриминации, взаимной выгоды.

Долгосрочные соглашения о торгово-экономическом сотрудничестве определяют конкретные области и формы сотрудничества: строительство и реконструкция промышленных объектов; производство и поставки оборудования и иных товаров; покупка и продажа патентов и лицензий; совместное предпринимательство и т. п. Для целей содействия и наблюдения за реализацией соглашений обычно создаются смешанные комиссии из представителей сторон.

На базе и в развитие таких соглашений принимаются долгосрочные программы экономического, промышленного и научно-технического сотрудничества. В программах содержатся перечни конкретных областей и объектов сотрудничества. Они носят рекомендательный характер для национальных субъектов договаривающихся сторон, а правительства обязуются поощрять их участие в осуществлении согласованных проектов.

Практикуется заключение соглашений более узкого содержания — о производственном сотрудничестве, включая специализацию и кооперирование производства и кооперационные поставки.

Особую категорию составляют соглашения об оказании технического содействия в строительстве промышленных объектов, включающие условия о взаимных поставках товаров, о содействии в проектировании, монтаже, наладке и пуске в эксплуатацию соответствующих объектов. Такие соглашения могут носить генеральный, рамочный характер или быть привязаны лишь к конкретным, часто крупномасштабным проектам. Обычными являются условия об оплате предоставляемого технического содействия поставками будущей продукции.

С торговлей и другими видами экономического сотрудничества тесно связано их валютно-платежное и финансовое обеспечение на основе соглашений о международных валютных расчетах и кредитах. Обычной является практика объединения торговых и валютно-финансовых условий в соглашениях, именуемых соглашениями либо о товарообороте, либо о товарообороте и платежах. Но могут заключаться и специальные платежные соглашения, обусловливающие расчеты в определенных национальных свободно конвертируемых, ограниченно конвертируемых или неконвертируемых валютах.

В клиринговых соглашениях предусматривается взаимный зачет поступлений и расходов во встречных торговых, экономических операциях, причем либо без перевода сальдо в валюте (погашение поставками товаров и услуг), либо с переводом на определенных условиях сальдо в свободно конвертируемой валюте. Клиринговые соглашения используются обычно государствами, применяющими неконвертируемую валюту.

Кредитные соглашения могут существовать в чистом виде — предоставление одним государством другому займа в денежной, товарной или смешанной форме с обязательством погашения займа. Но в настоящее время более широкое применение получили целевые или условные кредиты, предоставляемые для закупок у государства-кредитора конкретных товаров — сырьевых, продовольственных, индустриальных, а также вооружений и т. п. При этом кредиты могут увязываться с предоставлением государством-должником государству-кредитору определенных льгот (таможенных, контингентных и др.), прав контроля (допуск инспекторов, предоставление статистической и иной информации и т. п.).

Когда у государства возникает необходимость прибегнуть к количественным экспортным и импортным ограничениям, используются так называемые соглашения о товарообороте, иначе говоря — о взаимных поставках товаров. В таких соглашениях стороны договариваются об определенных встречных контингентах (квотах) экспортных и импортных поставок товаров в физических или стоимостных показателях.

Разумеется, перечисленные выше виды двусторонних соглашений не исчерпывают всех их возможных разновидностей, тем более в условиях непрерывного усложнения, диверсификации и возникновения все новых способов осуществления экономического сотрудничества.

Решения (рекомендации, постановления) международных организаций. Немалое число рекомендаций по вопросам экономического сотрудничества принимается органами ООН, а также организациями, входящими в систему ООН (ЮНКТАД, ЮНИДО и др.). Решения этих организаций и их органов не носят юридически обязательного характера, но имеют рекомендательную силу.

Генеральная Ассамблея ООН приняла такие основополагающие акты, как Хартия экономических прав и обязанностей государств, Декларация о Новом международном экономическом порядке и Программа действий по установлению Нового международного экономического порядка (1974 г.). В этих документах провозглашаются недискриминационные, взаимовыгодные основы экономического сотрудничества.

Важными документами Генеральной Ассамблеи ООН являются также резолюции “О мерах укрепления доверия в международных экономических отношениях” (1984 г.) и “О международной экономической безопасности” (1985 г.).

Постановления ряда региональных экономических учреждений, прежде всего Европейских Сообществ, могут иметь не только рекомендательную, но и обязательную юридическую силу.

Решения межгосударственных экономических конференций. Данные решения, особенно основные, оформленные в виде заключительных актов конференций, рассматриваются в теории как особая разновидность многосторонних договоров и соответственно могут обладать и рекомендательной, и обязательной юридической силой. Среди документов международных конференций, имеющих существенное значение для формирования международного экономического права, особо важными являются содержащиеся в Заключительном акте Женевской конференции ООН по торговле и развитию 1964 года Принципы, определяющие международные торговые отношения и торговую политику, способствующие развитию, раздел “Сотрудничество в области экономики, науки и техники и окружающей среды” Заключительного акта Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе 1975 года, а также раздел “Экономическое сотрудничество” в Парижской хартии для новой Европы, принятой на встрече в верхах в рамках СБСЕ в 1990 году.

Международный обычай. Исторически обычай в качестве источника играл важную роль как вообще в международном праве, так и в МЭП.

С другой стороны, нельзя не согласиться с точкой зрения об ограниченной роли обычая в области регулирования международных экономических отношений, так как поддержание стандартов, которых государства придерживаются в своих взаимоотношениях,— это не та проблема, к которой можно просто подойти через обычное право.

Показательно, что даже такие, казалось бы, давно укоренившиеся основные принципы международного права, как уважение государственного суверенитета, равноправие государств, обязательное соблюдение международных договоров и др., государства до сего времени снова и снова стремятся закреплять в своих как двусторонних, так и многосторонних документах. (Колосов)

 

 

Принципы международного экономического права.

1. К международным экономическим отношениям безусловно применимы соответствующие общепризнанные принципы международного права.

Наряду с основными принципами международного публичного права в международных экономических отношениях применяются и специальные принципы, обусловливающие, в частности, использование определенных торгово-политических режимов.

При этом необходимо подчеркнуть, что специальные принципы МЭП носят конвенционный характер, их действенность зависит от включения их в каждом случае в соответствующие международные договоры.

Принцип недискриминации. В правовом понимании этот принцип означает право государства на предоставление ему (а также его гражданам и иным субъектам его национального права) со стороны государства-партнера общих условий, которые не хуже предоставляемых этим государством всем прочим государствам. Данное право не затрагивает предоставление правомерно применяемых особых льготных, более благоприятных условий. Иными словами, режим недискриминации означает обязательство не ухудшать для другой страны своих нормально действующих, общих условий.

Принцип (режим) наиболее благоприятствуемой нации (наибольшего благоприятствования). Данный принцип означает юридическое обязательство государства предоставлять государству-партнеру льготные (наиболее благоприятные) условия, которые действуют или могут быть введены для любой третьей страны. Область применения режима наибольшего благоприятствования определяется обычно в конкретной оговорке о наибольшем благоприятствовании в том или ином международном договоре. Эта оговорка может распространяться в общей форме на всю область торговли и судоходства или на отдельные виды отношений: таможенные пошлины (их льготные ставки), транзит, количественные и другие ограничения и запрещения; транспортный режим; налоговые, судебные (и т. п.) права физических и юридических лиц и т. д. Как правило, из режима наибольшего благоприятствования, однако, по соглашению сторон допускаются отдельные исторически сложившиеся исключения: особые льготы для соседних государств, для каботажного судоходства, для “защиты общественного порядка” и т. п. Исключения из этого режима обычно применяются и в отношении так называемых преференциальных таможенных систем (для развивающихся стран, в рамках таможенных союзов, зон свободной торговли и др.).

Национальный режим. Он предусматривается в некоторых торговых соглашениях и означает, что, как правило, на основе взаимности физические и юридические лица иностранного государства полностью приравниваются в своих правах к национальным физическим и юридическим лицам по отдельным видам правовых отношений. Обычно это касается гражданской правоспособности иностранных лиц, включая судопроизводство.

Принцип взаимной выгоды. Предполагает, что отношения между государствами, не являющиеся взаимно выгодными, а тем более кабальные, прямо или косвенно принудительные, не должны иметь места, но должно быть справедливое распределение выгод и обязательств сравнимого объема. В сложных межгосударственных, в том числе экономических, взаимоотношениях справедливое распределение выгод и обязательств, разумеется, не может служить простым эталоном для каждой конкретной сделки, но должно рассматриваться именно как сбалансированный общий международно-правовой принцип.

Преференциальный режим. Обычно это — торговые льготы, прежде всего в отношении таможенных пошлин, действующие между тем или иным государством или среди группы государств. Актуальным примером является система преференций, которая в силу рекомендаций Конференции ООН по торговле и развитию применяется развитыми странами в отношении развивающихся, а также между самими развивающимися странами. Причем предоставляемые преференции не считаются нарушением принципа наибольшего благоприятствования.

В прежние времена довольно распространенным, особенно в отношениях развитых стран с колониальными и полуколониальными, было использование в договорной практике правовых режимов “равных возможностей”, “открытых дверей”, капитуляций и т. п. Такого рода условия, противоречащие общепризнанным принципам международного права, на современном этапе не могут рассматриваться как правомерные. (Колосов)

 

 

Международные споры и способы их разрешения.

Все государства, вступая в мировое сообщество, берут на себя обязательства осуществлять свою международную деятельность в соответствии с основными принципами международного права. Одним их таких принципов является обязанность государств разрешать свои “международные споры мирными средствами таким образом, чтобы не подвергать угрозе международный мир и безопасность и справедливость” (п.3 ст.2 Устава ООН).

Тем не менее с момента окончания Второй мировой войны наблюдалось более 100 вооруженных конфликтов, включая такие крупные, например, войны Израиля с соседними арабскими государствами, участие СССР в гражданской войне в Афганистане, война западных стран против Ирака, вооруженное вмешательство стран Запада в гражданскую войну в Югославии, а также вооруженные конфликты в Закавказье, Молдове и Чечне.

Вместе с тем, международное сообщество наработало и использует определенные механизмы по сохранению международного мира и безопасности. Совокупность этих механизмов называется правом международной безопасности. Оно включает в себя правовые способы, соответствующие основным принципам международного права, направленные на обеспечение мира и применение государствами коллективных мер против актов агрессии, угрожающих миру и безопасности.

Международно-правовые средства обеспечения международной безопасности: мирные средства разрешения споров; всеобщая и региональная безопасность (коллективная безопасность); разоружение; меры по ослаблению напряженности и прекращению гонки вооружений; меры по предотвращению ядерной войны; неприсоединение и нейтралитет; меры по пресечению актов агрессии (самооборона); действия международных организаций; нейтрализация и демилитаризация территорий (ликвидация военных баз); создает зон мира в различных районах земного шара; меры по укреплению доверия между государствами.

В соответствии с Уставом ООН международные конфликты делятся на:

- ситуации, т.е. конфликт, который в случае его развития может угрожать международному миру и безопасности (например, ситуация с Ираком);

- спор, т.е. ситуация, когда стороны предъявили друг другу взаимные претензии (например, спор Англии с Испанией по поводу Гибралтара). В споре всегда есть участники, у которых претензии всегда совпадают по предмету спора.

Если претензии государств не совпадают по предмету спора, то они так и остаются претензиями, без надежды институционализации спора (например, претензии Японии на российские острова южной части Курил).

При возникновении конфликта государства используют международные средства разрешения споров исходя из определенных оснований:

- субординационное, т.е. когда действия субъекта подчинены норме внутреннего права (применяется внутри государства);

- координационное, т.е. когда для государства обязательно лишь то, с чем оно согласилось. Это основание имеет место в международном праве, потому, что никто в международном праве априори (заранее) не может предсказать позицию государства по предмету спора. Возможно только презюмировать его добросовестность в отношении предмета спора.

Способы разрешения международных споров:

- непосредственные переговоры, т.е. установление контакта и обмен мнениями между спорящими государствами в целях достижения соглашения по различным вопросам;

- добрые услуги, т.е. совокупность действий не участвующих в данном споре государств или иных субъектов международного права, направляемых на установление или возобновление прямых переговоров между спорящими в целях создания благоприятных условий для мирного разрешения спора;

- посредничество, т.е. содействие не участвующих в данном споре государств или иных субъектов международного права с целью мирного урегулирования споров;

- международная следственная процедура, т.е. расследование международным органом конкретных обстоятельств и фактических данных, лежащих в основе межгосударственного разногласия;

- международная согласительная процедура, т.е. рассмотрение споров в создаваемых сторонами на паритетных началах органах с целью выработки проекта соглашения;

- международный арбитраж (третейский суд), т.е. состав и порядок, а также подлежащие применению нормы права, определяются соглашением спорящих сторон; в процессе участвуют представители сторон, процесс возглавляет избираемый сторонами суперарбитр; решение арбитража носит обязательный характер;

- Международный Суд, т.е. создаваемый на основе международных договоров постоянный орган, призванный решать международные споры путем судебной процедуры;

 

 

 

1.            Понятие и особенности международного права –стр.1

2.            Понятие принципов международного права –стр.2

3.            Понятие и виды субъектов международного права, их правосубъектность –стр.3

4.            Особые случаи международного права (микрогосударства, Ватикан)- стр.4

5.            Понятие нормы международного права - стр.5

6.            Классификация норм международного права - стр.6

7.            Понятие источников международного права – стр. 7

8.            Понятие и кодификация международного морского права – стр.9

9.            Классификация морских пространств – стр. 11

10.        Правовой режим внутренних вод – стр.11

11.        Правовой режим территориальных вод – стр.14

12.        Морские пространства за пределами территориального моря. Прилежащая зон – стр.15

13.        Правовой режим открытого моря – стр.19

14.        Правовой режим исключительной морской экономической зоны – стр.20

15.        Международный район морского дна. Правовой режим, делимитация континентального шельфа – стр.22

16.        Закрытое или полузакрытое море – стр.25

17.        Понятие международного воздушного права – стр.25

18.        Источники международного воздушного права – стр.26

19.        Основные принципы международного воздушного права – стр.27

20.        Полеты над открытым морем, международными проливами и архипелажными

Водами – стр.29

21.        Правовое регулирование международных воздушных сообщений – стр.31

22.        Правовой статус воздушного судна и экипажа – стр.33

23.        Понятие, источники и предмет международного космического права – стр.34

24.        Объект и субъекты международного космического права – стр.35

25.        Основные принципы международного космического права - стр.35

26.        Правовой режим космического пространства и небесных тел – стр.36

27.        Правовой статус космонавтов и космических объектов - стр.37

28.        Правовой режим Арктики – стр.38

29.        Правовой режим Антарктики – стр.38

30.        Понятие, становление и сущность международного экономического права – стр.39

31.        Источники международного экономического права – стр.40

32.        Принципы международного экономического права – стр. 42

33.        Международные споры и способы их разрешения – стр. 43

.. . Rambler's Top100