STUDENTUHELP.RU

                                                  КОНТРОЛЬНЫЕ, КУРСОВЫЕ, РЕФЕРАТЫ. ГОТОВЫЕ И ПОД ЗАКАЗ.


                         

  На главную

дисциплины
приобрести работу
заказать работу
дипломы
полезные ссылки
cтатьи
Популярное
Шпаргалки
конспект лекций

 

конфликтология (концепции): конспект лекций.   часть 1

 История развития конфликтологических идей.

  1. Концепция социал-дарвинизма.
  2. Основные положения Марксового учения о конфликте.
  3. Значение феномена конфликта в социологи Георга Зиммеля.
  4. Социальная напряженность в теории социального действия Талкотта Парсонса.
  5. Концепция позитивно-функционального конфликта Льюиса Козера.
  6. Конфликтная модель общества Ральфа Дарендорфа.

Начало 80-х годов Х1Х столетия ознаменовалось невиданным ранее взрывом общественного и научного интереса к анализу конфликтов. Нельзя сказать, что такого интереса не было раньше. Социальная и психологическая мыль, каждая в пределах своей парадигмы, на протяжении предыдущих столетий периодически обращалась к проблеме конфликта, но никогда не придавала ей, за редким исключением, самостоятельного и тем более приоритетного статуса в социально-психологическом знании. Общественное мнение, в основном под влиянием различных социальных потрясений, также проявляло интерес к тому, что такое конфликт и как он может быть успешно разрешен. Однако этого интереса было явно недостаточно для институционизации конфликтологии теория анализа и разрешения конфликтов в качестве самостоятельной дисциплины и актуальной общественно-значимой деятельности.

С точки зрения фундаментальной теории конфликта одна из ее наиболее важных проблем заключается в уяснении природы конфликта. Раскрыть его природу значит ответить на вопрос что является главным источником конфликта в обществе. Становление современных теорий совершенствования социальной системы, где бы обосновывалась роль конфликта, относят ко второй половине XIX века.

Концепция социал-дарвинизма.

Первой из таких альтернативных концепций можно назвать социо-биологической, она исходит из того постулата, что конфликт и борьба присущи человеку, как и всем животным. Теория биологической эволюции произвела колоссальное впечатление на современников. Естественно, что научное событие такого масштаба не могло не затронуть сферу социальных наук. С середины XIX века принципы эволюции энергично вторгаются в самые разнообразные области социального знания. Приверженцы этого подхода опираются на теорию естественного отбора и борьбы за существование Чарльза Дарвина, выводя отсюда идею о естественной агрессивности человека, которая и проявляется в разного рода конфликтах.

Сторонники социал-дарвинизам рассматривали конфликт как неизбежное явление в истории человеческого общества, как социальную форму борьбы за существование, стимул и важнейший механизм общественного развития. Борьба за существование обусловлена стихийным стремлением людей к самосохранению и накоплению жизненных ресурсов. Отсюда делается вывод о естественном желании одних рас и народов подчинять себе другие и господствовать над ними, что является верховным законом естественной эволюции.

1. В работе английского экономиста Томаса Мальтуса Опыт о законе народонаселения было предложено объяснение известного факта усиливающейся безработицы. Объясняя бедствия народа вечными биологическими свойствами природы, Т. Мальтус сформулировал некий естественный закон, согласно которому численность населения растет в геометрической прогрессии, а средства существования в арифметической. Тем самым причины бедственного положения народа коренятся в неразумном его размножении. Такой взгляд на процессы общественного развития делал борьбу людей за средства существования самоочевидным и неизбежным явлением, а всевозможные конфликты с точки зрения этой теории стали постоянным фактором общественного развития.

Интересно отметить, что само понятие борьба за существование Ч. Дарвин заимствовал именно у Мальтуса. Затем уже, внедрившись в теорию биологической эволюции, этот термин вновь вернулся в социальное знание. Небиологические истики этого понятия свидетельствуют о том, что теория биологической эволюции в известном смысле лишь актуализировала и вновь обосновала определенную и давнюю традицию социальной мысли, восходящую к формуле Homo homini lupus (человек человеку волк), которую мы находим в пьесе Ослы римского комедиографа III-II вв. до н.э. Плавта.

Биологический редукционизм в социальной мысли, опиравшийся на теорию эволюции и получивший во второй половине XIX в. название социальный дарвинизм, продолжил и усилил тенденцию, присутствующую в теориях Н. Макиавелли, Т. Гоббса, французских историков-романтиков. Наиболее общий признак социального дарвинизма рассмотрение социальной жизни как арены непрерывной и повсеместной борьбы, конфликтов, столкновений между индивидами, группами, обществами, а также между социальными движениями, институтами, обычаями, нравами, социальными и культурными типами и т.д.

Непосредственным предтечей социального дарвинизма был уже упоминавшийся Т. Мальтус, который обосновал тезисы о борьбе за существование и выживание сильнейшего в качестве определяющего фактора социальной жизни.

2. В этот период появляются работы английского социолога Герберта Спенсера, в которых он утверждает тезис о всеобщности и универсальности конфликта. Г. Спенсер стал первым социальным дарвинистом в полном смысле этого слова. Спенсер утверждал, что борьба за выживание, конфликты между индивидами и группами способствуют равновесию в обществе, обеспечивая процесс общественного развития. С позиции социал-дарвинизма общество может быть отождествлено с организмом, и тогда к нему применимы биологические закономерности, включая и борьбу за существование, коей в социуме становится конфликтное взаимодействие.

Различая два главных типа общества: военный и промышленный, Спенсер видел существенное различие в двух типах борьбы за существование. В первом случае речь идет о военных конфликтах и истреблении или порабощении побежденного победителем, во втором имеет место промышленная конкуренция, где побеждает сильнейший в отношении усердия, способностей и т.д., т.е. в области интеллектуальных и волевых качеств. Такого рода борьба благо для всего общества, а не только для победителя, так как в результате растет интеллектуальный и моральный уровень общества в целом, объем общественного богатства. И, наоборот, альтернативой такого естественного отбора является выживание и процветание слабейших, т.е. людей с низшими интеллектуально-моральными качествами, что ведет к деградации всего общества.

3. Другой представитель этой школы австрийский социолог Людвиг Гумплович рассматривая общество как совокупность групп людей, беспощадно борющихся между собой за влияние, выживание и господство, тем не менее не выводил свои теории из принципов концепции эволюции, подобно Спенсеру или Ратценхоферу и другим авторам. Однако, акцент на роли конфликтов в социальной жизни выражен у него гораздо сильнее, чем у других ученых. В основе всех общественных процессов лежит стремление людей к удовлетворению материальных потребностей, которое неизбежно сопряжено с насилием и принуждением. Социальная жизнь при этом представляет собой процесс группового взаимодействия, основной формой которого является борьба. Фундаментальные причины такого положения вещей кроются в том, что людям от рождения присуща животная ненависть, определяющая отношения между индивидами, группами, народами, расами и племенами. С его точки зрения, основной социальный закон это стремление каждой социальной группы подчинять себе каждую другую социальную группу, встречающуюся на ее пути, стремление к порабощению, к господству.

Признавая, что всемирная история это борьба рас за существование, он выводит сущность расовых различий не из природных, а из культурных закономерностей. Источники конфликта следует искать не только в природе человека, а в социальных феноменах различных по своему типу культур. Отсюда и сам конфликт может приобретать различную окраску от жесточайшей резни до парламентских дебатов соответствуя особым потребностям конкретных культурных форм жизни.

В работе Расовая борьба Гумплович ввел понятие этноцентризм, впоследствии вошедший в понятийный аппарат современной социологии и политологии. Он определял этноцентризм как мотивы, исходя из которых каждый народ верит, что занимает самое высокое место не только среди современных народов и наций, но и в сравнении со всеми народами исторического пошлого.

При объяснении источников этноцентризма и конфликтности между этногруппами он исходил из гипотезы полигенизма, предполагающей происхождение человека от множества биологически независимых друг от друга приматов, что обусловило первоначальное образование разнородных этнических групп. Родство и различие по крови находит соответствующее выражение в психике в бессознательных чувствах взаимного тяготения сородичей и привязанности к своим, непримиримости и ненависти к чужакам. Сфера бессознательного сообщает этногруппам стихийные импульсы к самосохранению и увеличению собственного благосостояния и, как следствие, стремление к подчинению себе других групп и господству над ними. Из их взаимодействия, носящего главным образом характер непримиримой борьбы, и складывается всемирно-исторический процесс развития общества.

По мнению Гумпловича, конфликты не являются единственно важным социальным процессом. Не менее значим процесс социального единения, на основе которого возникают более широкие социальные общности и государства. Однако конфликт и здесь играет решающую роль, так как социальные группы объединяются именно в результате конфликта. С возникновением государства орудия порабощения межгрупповые конфликты не исчезают, но выступают уже в новой форме как борьба между другими видами социальных групп, классов, сословий, политических партий и т.п.

На рубеже веков, однако, позиция Л. Гумпловича несколько смягчилась, перестав быть столь пессимистичной и радикальной. Он стал отмечать, что с общим ростом благосостояния, культура компромиссов, перехода демократических и гуманистических принципов в образ жизни царство принуждения уже не столь безгранично. Он считал, что возрастает равноправие низших и высших, подвластных и властвующих, возникает современное культурное государство, характерными чертами которого являются: равенство граждан и законность, парламентаризм, участие всех групп общества в законотворчестве.

4. Наиболее одиозные взгляды исповедовал американский социальный дарвинист Уильям Самнер на рубеже XIX-XX веков. В своих общих мировоззренческих и теоретико-методологических воззрениях он был ортодоксаным спенсерианцем. Отсюда два важнейших принципа его социологии: автоматический и неуклонный характер социальной эволюции; универсальность естественного отбора и борьбы за существование. Убеждение, что борьба за существование является несомненным фактором прогресса, приводило его к выводу, что в этой борьбе гибнут наиболее слабые, худшие представители рода человеческого. Именно победители (а в Америке того времени это были преуспевающие промышленники, банкиры, деловые люди_ являются подлинными творцами всеобщих ценностей и попросту наилучшими людьми. Они закономерный продукт естественной селекции, и нет оснований противостоять ей в угоду какому-то равенству. Поэтому Самнер был категорически против вмешательства государства в общественную жизнь и осуждал социалистические идеи, так как был, подобно Спенсеру, сторонником стихийности в социальном развитии.

Наибольшую известность получили разработанные Самнером понятия мы-группа или внутренняя группа и они-группа или внешняя группа. Отношения в мы-группе отличаются сплоченностью, тогда как отношения с они-группой характеризуются враждебностью.

Социал-дарвинистские концепции не пользуются в настоящее время серьезным вниманием и поддержкой современных исследователей и интересны больше как исторический материал, в котором впервые была разработана идея естественной природы конфликта, а внимание социологов было акцентировано не на глобальных обществах, а на внутригрупповых и межгрупповых отношениях. Также позитивным было осознание роли конкуренции в развитии общества, без которой происходит деградация общества.

Однако, социал-дарвинистская парадигма содержала в себе и немало изъянов. Главный из них биологический редукционизм. Поскольку представление о группах, постоянно воюющих между собой за удовлетворение своих потребностей, было столь же неадекватно, как и противоположное представление об идиллическом мире и полном согласии между людьми. Кроме того, попадая в сферу массового сознания и практической политики, вульгаризованные социал-дарвинистские идеи нередко служили обоснованием аморализма и беззакония, а выживание сильнейшего выступало как право сильного во внутренней и внешней политике. Само приписывание социальным конфликтам статуса естественности, вечности и неустранимости способствовало их оправданию, сохранению и усилению.

Основные положения Марксового учения о конфликте.

Наряду с социальным дарвинизмом во второй половине XIX века существовала и еще одно течение научной мысли классовая теория, обоснование которой заслуженно приписывается К. Марксу и Ф. Энгельсу. Существование классов было открыто задолго до К. Маркса и Ф. Энгельса. До них считалось, что причиной разделения людей на классы при переходе от первобытного общества к постпервобытному являются биологические (сила), психологические (ум, воля, хитрость), религиозные причины, а также завоевательные войны, в результате которых рабы из числа пленных становились первыми представителями угнетенных классов. Маркс указал на то, что причины появления и развития классов экономические: развитие производства, появление общественного разделения труда и прибавочного продукта, развитие товарного обмена, появление частной собственности и имущественного неравенства людей, разделившего всех на два класса эксплуататоры, богатые, управляющие и эксплуатируемые, бедные и управляемые.

По мнению Дж. Тернера, развивая модель конфликта революционного класса и социального изменения, Маркс создал такой образ социальной организации, который оказывает значительное влияние на современную социологическую теорию. Маркс начинает с простого допущения: экономическая организация, особенно собственность, определяет организацию всего остального общества. Классовая структура и институциональное устройство, так же как и культурные ценности, убеждения, религиозные догмы и другие идеи, существующие в социальных системах, в конечном итоге являются отражением экономического базиса общества. Затем он ввел дополнительное допущение: экономической организации любого общества, за исключением конечного коммунистического общества, свойственны такие силы, которые неизбежно порождают революционный классовый конфликт. Считается, что такие революционные классовые конфликты имеют диалектический характер и происходят в определенную эпоху, причем сменяющие друг друга базисы экономической организации несут в себе зародыши собственного разрушения благодаря поляризации классов и последующему свержению господствующего класса угнетенным. Отсюда следует третье допущение: конфликт имеет два полюса, причем эксплуатируемый класс, сложившийся в определенных экономических условиях, начинает сознавать свои истинные интересы и, в конце концов, образует революционную политическую организацию, которая выступает против господствующего, владеющего собственностью класса.

  1. Несмотря на то, что социальные отношения проявляют свойства систем, они все же все же содержат большое количество конфликтных интересов;
  2. Это обстоятельство свидетельствует о том, что социальная система систематически порождает конфликты;
  3. Следовательно, конфликт является неизбежным и очень распространенным свойством социальных систем;
  4. Подобные конфликты имеют тенденцию проявляться в полярной противоположности интересов;
  5. Конфликты чаще всего происходят из-за недостаточности ресурсов, особенно, власти;
  6. Конфликт главный источник изменений социальных систем;
  7. Любой конфликт имеет антагонистический характер.

В отличие от концепции социального дарвинизма классовая теория усматривает источник конфликта в порочном устройстве самого общества, благодаря которому одни имеют возможность присваивать результаты труда других. Согласно этой точке зрения социальный конфликт воспроизводится обществами с классовой структурой, конфликтность изначально заложена в таких обществах вследствие неравенства и различия положения социальных классов в системе общественного разделения труда. Главная борьба между ними ведется по поводу производства и отношений собственности. На этой базе утверждается политическая власть (государство) как машина подавления. Конфликт неизбежное условие революционного изменения общества. Неизбежное насилие при этом оправдывается как повивальная бабка истории, фактор, ускоряющий развитие, устраняющий препятствия для создания справедливого бесклассового общества, в котором уже не будет основы для социальных конфликтов.

Основные положения учения о противоречии и конфликте Маркса.

I. Чем более неравномерно распределены в системе дефицитные ресурсы, тем глубже конфликт интересов между господствующими и подчиненными сегментами (социальными группами) системы.

II. Чем глубже подчиненные группы начинают осознавать свои интересы, тем более вероятное, что они будут сомневаться в законности и справедливости существующей в настоящее время формы распределения дефицитных ресурсов.

А. Чем больше социальные перемены, производимые господствующими сегментами, подрывают существующие в настоящее время отношения между подчиненными, тем более вероятно, что эти последние начнут осознавать свои истинные интерес.

Б. Чем чаще господствующие сегменты создают у подчиненных состояние отчуждения, тем более вероятно, что эти последние начнут осознавать свои истинные коллективные интересы.

В. Чем больше члены подчиненных сегментов смогут жаловаться друг другу, тем более вероятно, что они начнут осознавать свои истинные коллективные интересы.

1. Чем больше экологическая концентрация членов подчиненных групп, тем более вероятно, что они сообщают друг другу свои жалобы.

2. Чем выше возможности членов подчиненных групп получить образование, чем разнообразнее используемые ими средства коммуникации, тем более вероятно, что они должны будут обмениваться жалобами.

Г. Чем больше подчиненные сегменты сумеют развить унифицированную идеологию, тем более вероятно, что они начнут сознавать свои истинные коллективные интересы.

1. Чем выше способность вербовать или порождать идеологов, тем более вероятна идеологическая унификация.

2. Чем ниже способность господствующих групп регулировать процессы социализации и сети коммуникации в системе, тем более вероятна идеологическая унификация.

III. Чем больше подчиненные группы системы свои интересы, чем больше они сомневаются в законности распределения дефицитных ресурсов, тем более вероятное, что они должны будут сообща вступить в открытый конфликт с доминирующими группами системы.

А. Чем меньше способность господствующих групп проявлять свои коллективные интересы, тем более вероятно, что подчиненные группы должны будут вступить в конфликт сообща.

IV. Чем выше идеологическая унификация членов подчиненных сегментов системы, тем более развита их структура политического руководства, тем сильнее поляризация господствующих и подчиненных сегментов системы.

V. Чем сильнее поляризация господствующих и подчиненных, тем более насильственным будет конфликт.

VI. Чем более насильственным является конфликт, тем больше структурные изменения системы и перераспределение дефицитных ресурсов.

Значение феномена конфликта в социологи Георга Зиммеля.

Собственно социология конфликта (Термин впервые ввел Г. Зиммель 1856-1918) начинается с разработки конфликтной модели общества. В действительности конфликтное направление так же старо, как и функционализм; оно имеет своим источником работы двух немецких социологовКарла Маркса и Георга Зиммеля, которые приблизительно были современниками выдающихся органицистов. И подобно тому, как современный функционализм подтверждает правоту этих органицистов, так и современная теория конфликта многим обязана мыслям Маркса и Зиммеля, - Дж. Тернер.

Имя Георга Зиммеля (1856-1918 гг.) связывается с исследованием общественных конфликтов как самостоятельной проблемной области. Зиммеля относят к основателям конфликтологии. Он считал, что конфликт в обществе неизбежен и неповторим. Но если по мнению Маркса конфликт произрастает исключительно в системе господство - подчинение и всегда ведет к разрушению или социальным изменениям, то Зиммель социальную структуру общества представил в виде неразрывно взаимосвязанных процессов ассоциации и диссоциации ее элементов.

Общество представлено как бесчисленное множество взаимодействий. Наиболее важной из них Зиммель считает борьбу. История культуры, по его мнению, может быть осмыслена как история конфликтов и примирений, сходств и различий между людьми и социальными группами. Конфликт, таким образом, предназначен для решения любого дуализма: этоспособ достижения своеобразного единства, даже если оно достигается ценой уничтожения одной из сторон, участвующих в конфликте. Здесь мы можем провести некоторую параллель с тем, что, как известно, наиболее сильный симптом болезниэто попытка организма избавиться от нарушений и повреждений, вызываемых конфликтами его частей, писал Г. Зиммель.

Согласно теории Зиммеля, конфликты неизбежны. Их неизбежность заложена в самой природе человека. Один из основных источников возникновения и развития конфликтов изначально присущая людям агрессивность, априорный инстинкт борьбы, первичная потребность во враждебности. Формы проявления агрессивности ограничены общественными нормами. Как правило, она канализируется с помощью социальных эталонов и выражается в отстаивании групповых интересов.

Не существует бесконфликтных обществ, так как принципиально невозможно устранить исходный конфликт между формами индивидуализации и формами социализации, между индивидом и культурой. По мнению Зиммеля, источником социальных конфликтов служит противоречие между формами общественной жизни и индивидами, составляющими общество. Во-первых, общество приобретает своих собственных носителей и органы, которые как чужая отдельному лицу сторона предъявляют ему свои требования для немедленного исполнения. Формы социализации, создаваемые индивидами для употребления своих потребностей, затем создают угрозу единству личности. Этот конфликт Зиммель называет социологической трагедией. Во-вторых, то, что сам человек рассматривает себя как общественное существо, часто ставит его во враждебное отношение к импульсам и интересам Я, лежащим вне общественной сферы. Индивид, стремясь к самоопределению и развитию своих способностей, независимо от потребности в них общества, вступает в противоречие с общественными требованиями, согласно которым он должен использовать силы на выполнение определенной функции. Конфликт между обществом и отдельной личностью развертывается в самом индивиде в виде борьбы его сущностных элементов.

Одной из идей Зиммеля, получивших последующее развитие, является идея о влиянии особенностей протекания конфликта на структуру группы, а структуру группы на ход конфликта. В частности, рассматривалось влияние конфликта на ориентации, сплоченность и однородность участвующих в нем групп.

Для участвующей в конфликте группы важна, прежде всего, ее централизация. Поэтому консолидация вокруг единого центра и стремление к большой сплоченности являются наиболее очевидными следствиями вступления группы в конфликт. Зиммель подчеркивает, что можно легко установить взаимосвязь между централизацией группы и ее установкой на борьбу. Чем более группа централизована, тем более она стремится к борьбе. Проявление этой закономерности Зиммель видел в централизации, существующей в армии.

Из рассуждений Г.Зиммеля можно сделать вывод, что объединяющее значение борьбы проявляется в нескольких факторах: в усилении единства, как в сознании, так и в действиях; в большем сплочении группы; исключении элементов, которые могут нарушать границы противоборствующих групп, а также в самой возможности объединятся в борьбе людей и групп, которые в мирной ситуации не имеют отношения друг к другу.

Оборотной стороной сплочения является то, что группа, находящаяся в состоянии конфликта, становится не толерантной. Она может терпеть индивидуальные отклонения от общепринятых норм только до определенного предела. Для участвующей в борьбе группы, например, политической партии, может быть желательным сокращение количественного состава, поскольку это очищает ее от склонных к компромиссу элементов, а немногие оставшиеся решительные лица проводят единую и радикальную политику. Уменьшение численности членов группы, принимающей участие в конфликте, можно предсказать при совпадении следующих условий: обострение борьбы и относительно небольшой величине борющейся группы. Дополнительным фактором является то, что группа не ограничивается только обороной. Зиммель установил прямую зависимость между утверждением прав человека и расширением группы, членом которой он является. Большие группы более терпимы к чужакам, чем малые, и отличаются меньшей степенью социального контроля.

Между ситуацией борьбы и унифицированием существует связь, достаточно сильная для того, чтобы действовать в обратном направлении: Объединение в целях борьбы является таким бессчетное количество раз испытанным событием, что иногда уже одна только связь элементов, даже если они не преследуют какие-либо агрессивные или двусмысленные цели, кажется другим инстанциям угрожающим и враждебным актом.

Зиммель называет человека сравнивающим существом, внимание которого постоянно в гораздо большей степени направлено на поиск различий, чем сходств, с другими, так как все практические интересы основываются на различиях. Сходство и равенство воспринимаются в повседневной жизни как тривиальные и утрачивают важность в сознании людей, в то время как минимальные различия бросаются в глаза.

Исследуя функции конфликта, Г.Зиммель предложил широко распространенную в настоящее время идею о его позитивном значении при наличии соответствующих условий. В конфликте отражаются два важнейших типа социальных связей: противостояние и объединение. Зиммель пишет, что раскол и борьба влекут за собой много бед, но подобно тому, как космос нуждается в силах притяжения и отталкивания, в любви и ненависти, обществу необходима некая количественная пропорция между гармонией и дисгармонией, ассоциацией и конкуренцией, доброжелательностью и недоброжелательностью. Общество является результатом обоих типов взаимодействия, и оба выполняют позитивную функцию. То, что является негативным и неприятным для изолированных индивидов, может быть полезным для общества в целом.

Основной функцией конфликта, видимо, следует считать то, что он содействует появлению и укреплению групповой идентичности и поддерживает границы с социальным окружением.

Зиммель способствовал развитию теории предохранительного клапана: конфликт предоставляет возможность проявляться враждебным чувствам, которые приводят к разрыву отношений между противниками при отсутствии этого клапана. Конфликт предотвращает разрушение группы через уход враждебно настроенных членов.

Предохранительными клапанами могут служить учреждения и обычаи, предоставляющие институционализированный выход для побуждений, которые обычно подавляются группой. Так, институт дуэли вносил в социальные отношения контролируемую агрессивность. Многие исследования указывают на функцию массовой культуры как средства ослабления агрессивных стремлений, проявление которых запрещено в других социальных ситуациях. Современная массовая культура является средством освобождения фрустрации, она дает возможность проявляться строго табуированным враждебным импульсам. Популярность спортивных состязаний частично объясняется заместительным участием зрителей, которые идентифицируют себя с тем, за кого болеют. Средством перенесения конфликта и отвлечения агрессии могут служить юмор, театр и другие формы развлечения, так же как расистские и религиозные предрассудки.

Зиммель впервые высказал предположение, что конфликт нередко вовлекает не две стороны, как принято считать, а три. Третья сторона может принципиально изменить состав противников, выступая союзником одного из них, арбитром, нейтральным или заинтересованным наблюдателем. В наибольшей мере отношения трех сторон проявляются в конкуренции двух из них за завоевание третьей.

Наиболее распространенные способы завершения конфликтов, по Зиммелю, - победа одной из сторон и поражение другой, примирение и компромисс. Конфликт может также приобретать бесконечное течение, продолжаясь как бы по инерции после того, как устранена его объективная основа. Причина этого в том, что чувства консервативнее разума. При внезапном исчезновении объекта спора часто продолжается ставшее полностью иррациональным внутреннее переживание борьбы.

Таким образом, основная роль в динамике конфликта принадлежит готовности или неготовности сторон продолжить борьбу. Интересной кажется идея Зиммеля о том, что конфликт, независимо от конкретной формы его разрешения, заканчивается, по сути, тогда, когда его участник в одностороннем порядке отказывается от своих первоначальных требований. Видимо, только такой пересмотр требований гарантирует полное прекращение противоборства. В противном случае оконченный конфликт в любое время может возникнуть вновь. Вероятно, конфликт можно считать разрешенным на то время, пока одна из сторон готова отказаться от первоначальных требований и примириться с поражением.

В добровольности признания себя побежденным, отмечает Зиммель, заключается, в конечном счете, последнее доказательство силы субъекта, который, по крайней мере, может еще что-то подарить победителю. Поэтому иногда в межличностных конфликтах уступки, сделанные одной стороной прежде, чем другая фактическая победила, воспринимаются последней как оскорбление словно она является более слабой, которой уступают без необходимости.

Другой формой окончания конфликта, рассматриваемой в социологии Зиммеля, является компромисс. Зиммель очень высоко оценивал роль компромисса в общественной жизни.

Зиммель отмечает положительные последствия конфликтов:

    • сохранение и укрепление социальной системы как целостности,
    • сплочение и унификация социального организма.

Таким образом, Зиммель выделил своеобразные факторы, влияющие на характер протекания конфликта инстинкты любви и ненависти.

Зиммель рассматривает конфликт в качестве изменчивой переменной, которая проявляет различные степени интенсивности или силы. Крайними точками шкалы интенсивности являются конкуренция и борьба.

Борьбу Зиммель определил как беспорядочную непосредственную битву сторон.

Конкуренция это более упорядоченная взаимная борьба сторона, приводящая к их взаимному обособлению.

Ключевые положения Зиммеля, касающиеся остроты конфликтов:

    1. Чем больше группы вовлечены в конфликт эмоционально, тем острее конфликт.

А. Чем выше была раньше степень причастности групп к конфликту, тем сильнее они вовлечены в него эмоционально.

Б. Чем сильнее была раньше вражда между группами, принимающими участие в конфликте, тем сильнее их эмоции, вызванные конфликтом.

В. Чем сильнее соперничество участвующих в конфликте, тем сильнее их эмоции, вызванные конфликтом.

    1. Чем лучше сгруппированы группы, втянутые в конфликт и чем выше относительная сплоченность участвующих в конфликте групп, тем он острее.
    2. Чем выше относительная сплоченность участвующих в конфликтах групп, тем острее конфликт.
    3. Чем крепче было раньше согласие участвующих в конфликте, тем острее конфликт.
    4. Чем менее изолированы и обострены конфликтующие группы благодаря широкой социальной структуре тем, острее конфликт.
    5. Чем меньше конфликт служит просто средством достижения цели, чем больше он становится самоцелью, тем он острее.
    6. Чем больше, по представлению его участников, конфликт выходит за пределы индивидуальных целей и интересов, тем он острее.

Функции социальных конфликтов по отношению к участвующим в нем сторонам:

I. Чем сильнее внутригрупповые раздоры и чаще межгрупповые конфликты, тем менее вероятно, что границы между группами должны исчезнуть.

II. Чем сильнее острота конфликта, чем меньше интегрирована группа, тем больше вероятность деспотической централизации конфликтных групп.

III. Чем острее конфликт, тем сильнее внутренняя сплоченность конфликтных групп.

А. Чем больше острота конфликта и меньше конфликтные группы, тем выше их внутренняя сплоченность.

1. Чем острее конфликт и меньше конфликтная группа, тем меньше в каждой группе терпимости к отклонениям и разногласиям.

Б. Чем острее конфликт и чем больше группа выражает позицию меньшинства в данной системе, тем сильнее ее внутренняя сплоченность.

В. Чем острее конфликт и чем больше группа занята самообороной, тем сильнее ее внутренняя сплоченность.

Функции конфликта по отношению к социальному целому:

I. Чем меньше острота конфликта, чем больше социальное целое базируется на функциональной взаимозависимости, тем более вероятно, что конфликт имеет интегративные последствия для социального целого.

II. Чем чаще конфликты и чем они менее остры, тем лучше члены подчиненных групп могут избавиться от враждебности, почувствовать себя хозяевами своей собственной судьбы и, следовательно, поддерживать интеграцию системы.

III. Чем менее острый конфликт и чем он чаще, тем больше вероятность того, что будут созданы нормы, регулирующие конфликты.

IV. Чем сильнее вражда между группами в социальной иерархии, чем реже при этом открытые конфликты между ними, тем сильнее их внутренняя сплоченность, тем вероятнее, что они будут держать определенную социальную дистанцию и тем самым содействовать сохранению существующего социального порядка.

V. Чем более продолжителен и менее остр конфликт между группами, в различной степени обладающими властью, тем более вероятно, что они отрегулируют свое отношение к власти.

VI. Чем острее и продолжительнее конфликт, тем более вероятно, что группы, прежде не связанные между собой, образуют коалиции.

VII. Чем продолжительнее угроза острого конфликта между партиями, тем прочнее коалиции, в которые вступает каждая из сторон, участвующих в конфликте.

В какой-то мере современная теория конфликта попыталась объединить многообещающие особенности как схемы Маркса, так и схемы Зиммеля; однако даже после того, как это было выполнено, современные теоретики с гораздо большим энтузиазмом стремились принять допущения и суждения либо одного, либо другого из этих мыслителей. Такая избирательность привела к тому, что в современной социологической теории сложилось два основных направления, которые вдохновлялись либо Марксом, либо Зиммелем: 1) диалектическая теория конфликта и 2) конфликтный функционализм. Чаще всего считается, что именно эти направления обеспечат новые альтернативы функциональной социологической теории, а следовательно, и более адекватное решение поставленной Гоббсом проблемы порядка: как и почему возможно общество? (Дж. Тернер).

Так, к истокам социологии уходят споры о том, что определяет природу этого общества сотрудничество или конфликт. В 19 веке такие социологи, как Конт, Спенсер, Дюркгейм и др., подчеркивали интегративную природу нового общества, нового общественного разделения труда. Эту тенденцию в 20 веке продолжил и развил структурный функционализм (Т.Парсонс, Р.Мертон), рассматривающий современное индустриальное общество как высоко дифференцированную и интегративную систему. В противоположность этим взглядам, Маркс и его современные последователи, представители теории конфликтов (Р.Дарендорф, Л.Козер), считают индустриальное общество изначально конфликтным по своей природе. В основе этого конфликта, по Марксу, лежит противоречие между владельцами капитала и наемными работниками. Таким образом, для основных концепций современного индустриального общества характерно резкое противопоставление сотрудничества и конфликта.

Социальная напряженность в теории социального действия Талкотта Парсонса.

После первой мировой войны социальные науки претерпели много изменений. Прежде всего, они сильно стали ориентироваться на эмпирические исследования, техника которых кардинально отличалась от техник прошлого века. Однако, важно не упускать из виду элементы преемственности с прошлым. Такие элементы особенно заметны в теориях социального неравенства. Большинство из них прямо выросли либо из консервативной, либо из радикальной традиции. Те, которые вырастают из консервативной традиции, обычно попадают в разряд функционалистских теорий, вырастающие же из радикальных в разряд конфликтных. Такая преемственность как источник силы, так и основание слабости.

Рассмотрим концепции функционализма.

Функционалистский взгляд на общество и его структуру первым выразил уже упоминавшийся нами в разделе социального дарвинизма Герберт Спенсер в XIX веке. Он сравнивал общества с живыми организмами, такими, как тело человека. Каждый орган в нашем теле выполняет специфическую задачу функцию, совместная и скоординированная деятельность этих органов имеет своей целью выживание организма и адаптацию его к изменяющимся условиям внешней среды. Если одна из частей начинает пробуксовывать, не справляясь со своими функциями, страдает весь организм. Чем большая специализация у каждого органа, тем сложнее заменить его при выходе из строя.

Воспользуемся схемой Нейла Смелзера для характеристики теоретических рамок современного функционализма:

    1. Общество это система, состоящая из частей, объединенных в единую целостноть.
    2. Общественные системы постоянны, поскольку внутри них действуют такие механизмы общественного контроля, как правоохранительные органы и суд.
    3. Дисфункции, конечно, существуют, но они исчезают сами по себе или же, напротив, глубоко укореняются в обществе.
    4. Перемены обычно носят последовательный, а не революционный характер.
    5. Социальная интеграция или понимание того, что общество это твердый материал, сотканный из различных нитей, формируется на основе согласия большинства граждан придерживаться единой системы ценностей. Эта система ценностей самая постоянная часть общественной системы.

Равновесная модель исходит из предположения о функциональном единстве, т.е. гармоничном соответствии и внутренней согласованности различных частей социальной системы. При этом социальный конфликт рассматривается как некая патология в существовании социальной системы. По Т. Парсонсу, в частности, конфликт дисфункционален, деструктивен и разрушителен. Это форма эндемической болезни социального организма. Парсонс даже не использует термин конфликт, вместо него в его теории работает категория напряженности.

Важный источник социальной напряженности, понимание которого заложено в теоретической конструкции Парсонса, связан с проблемой соотношения двух главных линий в регулировании социального действия. Как известно, социальное действие, по Парсонсу, разворачивается на четырех уровнях: организм, личность, социальная система, культура. Каждый из предшествующих уровней представляет собою предпосылку для реализации последующего: наличие определенной телесной организации человеческого существа есть предпосылка и условие существования и функционирования личности, в свою очередь, - предпосылка существования социальной системы; наконец, наличие социальной системы есть предпосылка существования культуры. Такова первая линия детерминации социального действия, раскрывающаяся через совокупность предпосылок. Здесь линия детерминации идет от более простых компонентов социального действия к более сложным.

Но соотношение уровней социального действия этим не ограничивается. По мнению Парсонса, другая линия детерминации имеет не менее важное значение. Это линия связана с концепцией иерархического контроля: каждый последующий уровень действия оказывает на предшествующий обратное регулирующее воздействие. Это происходит, прежде всего, в силу того обстоятельства, что на каждом новом уровне иерархии социального действия накапливается более мощный информационный потенциал. Наряду с прямой связью существует в структуре в структуре социального действия обратная связь. Личность не есть просто следствие собственных биологических предпосылок: она воздействует на эти предпосылки благодаря ценностным ориентациям личности, составляющим ее мотивационное ядро. Наиболее существенные свойства личности, ее внутренний мир определяют, какие и в какой степени из биологических нужд и потребностей будут действовать в данной ситуации.

Социальная система также оказывает регулирующее, контрольное воздействие на личностные амбиции, на систему мотивов индивидуального поведения. Эти регулирующие свойства социальной системы проявляются самыми многообразными способами, но главным образом через механизмы социализации. Наконец, культура, отделившись от социальной системы, оказывает на нее огромное воздействие.

Две обозначенных линии внутри социального действия действуют в противоположном направлении. Они отнюдь не всегда взаимно и гармонически дополняют друг друга. В их взаимодействии, в реальном историческом процессе образуются разрывы, несовпадения, которые могут объяснить множество частных фактов и обстоятельств, связанных с социальной напряженностью, конфликтами, социальными взрывами и переворотами, попятными движениями и т.д. Благоприятным моментом социальной эволюции является взаимное дополнение обеих линий детерминации социальных и культурных процессов, но это происходит скорее как исключение, нежели, как правило.

Важнейшей составляющей теоретической конструкции выдающегося американского социолога является выявление напряженности на всех уровнях социального действия, рассматриваемых самостоятельно.

Следующий тезис, определяющий развертывание социального действия связан с личностью. В этой связи Парсонс выделяет пять основных коллизий, характеризующих проблемы личностного выбора. Он характеризует их в качестве определенных стандартов, которые организуют мотивацию социального поведения на уровне личности. По сути дела через эти стандарты характеризуются наиболее существенные и типические внутриличностные конфликты, которые, так или иначе, перерабатываются индивидом при осуществлении любых социально значимых поступков.

Первая дилемма заключается в возможности выбора между аффективностью и аффективной нейтральностью. Речь идет о том, что личность может быть включена эмоционально в совершаемое действие, переживая каждый его эпизод и малейшее изменение ситуации, или оставаться эмоционально нейтральной, не вовлеченной в ход развития событий. Позволять ли чувствам воздействовать на ролевое поведение? Этот выбор не может быть продиктован внешними обстоятельствами. Он осуществляется не на основе рациональных соображений, хотя они и могут оказывать косвенное воздействие на степень вовлеченности в дело. Выбор определяется внутренней мотивацией и ценностными ориентациями личности как таковой.

Вторая дилемма - коллективная ориентация/индивидуализм - связана с тем, что действие может быть ориентировано на сугубо личные или частные интересы индивидуума или же на те или иные формы коллективных интересов и коллективной заинтересованности. Ожидается ли, что индивид подчинится требованиям коллектива или ожидается, что он будет преследовать собственные цели? Это дилемма частного и общего интереса, которая решается также на основе внутренней работы и исходных ценностей ориентаций личности.

Третья дилемма партикуляризма универсализма. Оцениваются ли люди с точки зрения степени социальной близости, или одни и те же критерии прилагаются ко всем? Универсальные критерии при выборе варианта действия связаны с преобладанием когнитивных установок, с выявлением не просто коллективных интересов (которые могут носить весьма локальный характер), а с выявлением универсального смысла предпринимаемого действия в масштабах культуры. Партикулярная вовлеченность в действие предполагает концентрацию внимания на особенностях совершаемого действия и его результатов.

Четвертая дилемма достижения предписания. Является ли позиция индивидов заданной и фиксированной с точки зрения независящих от деятельности критериев (пол, возраст, происхождение, этнический статус) или их приходится приобретать при помощи притязаний, строящихся на собственной деятельности? В случае ориентации на достижение первостепенное значение имеет результат деятельности, и, следовательно, его оценка с точки зрения рационального соотношения целей и средств достижения результата. В случае ориентации на предписание первостепенное значение имеет выполнение заданных правил действия: ритуала, порядка его совершения, стабильности отношений, в рамках которых совершается действие.

Наконец, пятая дилемма специфичности диффузности. Насколько отчетливыми и ограниченными являются ролевые требования? При выборе в пользу специфичности особое значение приобретает вопрос о конкретном способе удовлетворения потребности, о специфически избираемом объекте социального действия. При выборе в пользу диффузности имеются широкие возможности удовлетворения потребности с помощью вариации объектов действия. Так, в одном случае человек голоден, но он может удовлетворить свой голод в рамках изысканных предметов гастрономии и кулинарии, в другом гастрономический изыск не имеет значения. Главное, чтобы была хоть какая нибудь пища.

Данные критерии дают возможность понять специфику не только личностного выбора с точки зрения типологии, но и тенденцию движения общества, в котором возможны такие выборы. Тенденция определена Парсонсом как движение от традиционного к современному т.е. модернизация.

Во внутренней жизни каждой организации можно выделить, по меньшей мере, следующие группы конфликтов:

  • конфликты между управляющими и управляемыми в рамках данной организации;
  • конфликты адаптационные: между теми правилами и нормами внутреннего общения, которые сложились в данной организации, и новичками, не осведомленными или не догадывающимися о существовании таких правил;
  • конфликты на управленческом уровне, связанные с разработкой различных стратегий поведения соответствующих организаций, с выработкой критериев эффективности ее совокупной деятельности. Как правило, эти конфликты теснейшим образом переплетены с личностными и кадровыми конфликтами, с практикой продвижения персонала в рамках данной организации, с борьбой за распределение наиболее важных позиций в ее собственной структуре.

Устойчивость социальной системы обеспечивается совокупностью социальных функций, осуществляющих саморегулирование социальных процессов внутри системы. Решающая роль в обеспечении стабильности и устойчивости социальной системы принадлежит социальным институтам и системе стандартизированных ролей индивидов. Социальные институты занимают центральное место в саморегуляции социальной системы. Они призваны не допустить девиации элементов системы, конфликтов, обеспечить порядок путем определенных ограничений, запретов и контроля в общественной жизни.

Отсюда вытекает решение проблемы неравенства, специфичное для функционалистов. Парсонс и его ученик Кингсли Девис рассматривают неравенство с позиции потребностей социума как системы: социальное неравенство является бессознательно созданным средством, с помощью которого общество гарантирует, что наиболее важные позиции сознательно заполняются наиболее квалифицированными людьми. В этом суть функционалистской позиции: стратификация возникает из потребностей общества, а не отдельного индивида.

Системы стратификации возникают в ответ на две потребности, присущие любому человеческому обществу:

    1. есть потребность дать более способным членам мотивацию к занятию более важных и трудных позиций, требующих способностей, выше средних;
    2. общество должно мотивировать таких людей выполнять свои обязанности, обеспечивая им более высокое вознаграждение.

Девис перечисляет факторы, являющиеся детерминантами величины вознаграждения за занимаемые позиции: их функциональная важность для общества и относительная дефицитность квалифицированного персонала. Поскоьку все позиции не могут быть социально одинаково важными, а все люди не могут быть одинаково квалифицированными для занятия более ответственных должностей, неравенство неизбежно. Ценность специфической квалификации для разных обществ может быть неодинаковой по рангу, но большинство обществ имеют довольно постоянный набор ценностей для определения важности персонала.

По Парсонсу, кроме всего прочего, любая система имеет две оси ориентации: внутреннее / внешнее система ориентируется либо на события окружающей среды, либо на свои собственные закономерности; вторая ось инструментальное / консумоторное ориентация связана либо с сиюминутными требованиями, либо с долговременными потребностями и интересами. Из крестообразного наложения этих осей возникает система из 4 основных функциональных категорий, которые определяют специфику выполнения каждого императива. Все эти императивы находятся в целостности на уровне системы , тогда как подсистемы берут на себя роль поддержания жизни по конкретному императиву. Выполнение функциональных императивов ведет к их дифференциации внутри системы.

Более общее развитие системы можно свести к 4 механизмам эволюции:

  • дифференциация механизм, заимствованный им из раннего эволюционного функционализма;
  • адаптивное повышение новый способ соотнесения с окружающей средой;
  • инклюзия повышение объема членства, т.е. класс, пол или этническая принадлежность все менее остаются критериями включенности личности в какую либо социальную общность или критериями отказа в полноценном членстве;
  • обобщение ценностей нормы и ценности все меньше остаются специфическими для различных групп.

Данный подход позволил выразить идею социальной интеграции по-новому. Ее механизмом становится символический обмен. Деньги и власть важнейшие средства обмена в современной социальной системе, поскольку они согласовывают обе важные подсистемы экономику и политику. Монетаризация и политизация социальных отношений усиливают адаптивную способность системы.

Функционалистская бесконфликтная модель общества была наиболее популярна между двумя мировыми войнами. Это было относительно мирное время и индустриально развитые страны ощущали потребность в концепциях, где акцент смещался на стабильность, равновесие и устойчивость. Функционализм может быть назван социологией регулирования. И его отличие от конфликтной парадигмы в ориентации на статус кво, социальный порядок, консенсус, социальную интеграцию и сплоченость, солидарность, удовлетворение потребностей и актуальность.

Близкую к этой позиции занимали представители школы человеческих отношений. И для них естественным состоянием общества, к которому долдны стремиться индустриально развитые страны, является состояние гармонии и социального консенсуса. Элтон Мэйо, профессор Гарвардского университета, утверждал, что необходимо содействовать установлению мира в промышленности, который провозглашался им как главная проблема современности. Конфликт для него опасная социальная болезнь, которой следует всячески избегать, стремясь к укреплению общественного здоровья (кстати, Парсонс всерьез интересовался успехами психоаналитической теории, считая эту возможность реальной для оздоровления социального организма). Мэйо, изучая влияние различных факторов на повышение производительности труда, показал, сколь важны взгляд на человека как на социальный организм, ориентированный и включенный в контекст группового поведения и несовместимость природы человека с жесткой иерархией подчиненности в строго регламентированной организации. В своих рекомендациях руководителям промышленных предприятий Мэйо настаивал на замене индивидуального вознаграждения групповым, экономического социально психологическим. А в качестве новых средств повышения производительности труда предлагал паритетное управление, гуманизацию труда, групповые решения, просвещение служащих и т.д. И его рекомендации вызывали одобрение со стороны практиков.

Такой подход оправдан в известной мере в периоды стабильности социальных систем. В период же трансформации различные сбои вполне естественны. Система должна разморозиться для переформирования под новые условия или для их создания. В этом случае невозможна уже сама исходная установка на стабильность и статус кво.

Воспользуемся сравнительной таблицей, приводимой А.К. Зайцевым:

Социология регулирования включает

Социология радикального изменения включает

Статус кво

Радикальное изменение

Социальный порядок

Структурный конфликт

Консенсус

Типы доминирования

Социальная интеграция и сплоченность

Противоречие

солидарность

Эмансипация

Удовлетворение потребностей

Депривация

Актуальность

Потенциальность

В данной таблице мы видим возможность взаимодополнения двух, на первый взгляд противоположных объяснительных моделей. Именно по этому пути синтеза и дополнительности пошла конфликтология на новом, послевоенном этапе своего развития.

                                                                                                           следующая страница

.. . Rambler's Top100